Роль вербальной и невербальной информации в эмпатическом восприятии

Существует множество преувеличений вокруг значимости невербальной коммуникации в поведении людей. В  поп-культуре способность распознавания скрытых мотивов по невербальным проявлениям стала эквивалентом магической способности к чтению мыслей, что нашло отражение в таких сериалах как «Обмани меня» и «Менталист». Для профессиональных психологов также считается чрезвычайно важным умение замечать и интерпретировать невербальные сигналы. Внимание к языку тела, безусловно, является полезным навыком, который, однако, чрезмерно идеализируется, во многом именно из-за того, что так сильно напоминает магическую сверхспособность узнавать сокрытое, тайное, несказанное. Тогда как в спорах о том, какая информация — вербальная или невербальная — достовернее отражает внутреннее состояние человека, учёные уже давно расставили все точки над й: исследования однозначно и безоговорочно указывают на приоритетное значение вербальной информации. Для профессионального психолога умение слушать и анализировать речь — намного важнее, чем наблюдательность и способность анализировать язык тела. И никакой магии.

ничего не слышу

В одном из исследований ключевой значимости вербальных сигналов для эмпатической точности* участникам предлагалось попытаться определить мысли и чувства других людей. В качестве информации разным участникам предлагались видеозапись без звука, запись с видео и звуком, запись только звука. Те, кто наблюдали за людьми без видео и только слышали звук, справились с заданием с такой же точностью, как и те, кто смотрел видеозапись со звуком. Хуже всех с заданием справилась группа, которая наблюдала за людьми по видео без звука.

В другом исследовании на эту же тему** снова было обнаружено, что аудио+видео или просто аудио обеспечивают одинаково достоверную информацию для эмпатической точности восприятия, которые значительно превышают показатели, достигнутые при использовании только визуального наблюдения. В этом исследовании ещё одна группа пыталась достичь эмпатической точности посредством чтения стенограммы взаимодействия двух людей. Результаты эксперимента оказались удивительными: участники, которые только читали речь других людей, понимали их хуже, чем те, кто смотрел видеозапись со звуком или слушал только аудиозапись, но лучше, чем те, кто смотрел видео без звука. То есть даже прочитать речь полезнее для точного восприятия, чем только визуальное наблюдение. Самым же достоверным для понимания является аудиальный канал. 

Таким образом, как ни разочаровывающе это будет для любителей наблюдать за невербаликой, но чтобы по-настоящему понимать друг друга, люди должны говорить и слушать. Делать выводы о состоянии человека исключительно на основании того, как он сидит, хмурится, кусает губы и скрещивает руки, значит попадать в ловушку стереотипов и магического мышления. Различные толкования поз и положения рук по качеству содержащейся в них информации ничем не отличаются от гадания на кофейной гуще и сонников. Нам не дано понять эмоциональное состояние другого человека, пока он сам не начнёт нам объяснять смысл своих слов и поступков. 

Руки в карманахЗакрытая позаДомик из пальцев

Также данные этих исследований актуальны для тех специалистов, которые работают в дистанционных форматах консультирования — по видео-, аудио-связи и посредством текстовых сообщений. Исследования показывают, и мой опыт это подтверждает, что наличие видео практически ничего не добавляет к качеству консультаций по сравнению с только аудио-общением. В видео нуждаются сами пациенты, точнее некоторые категории пациентов с выраженной тревожностью, потребностью в контроле и сильной тенденцией к проекциям. Для них видеть консультанта — значит чувствовать себя в большей безопасности, в большем контакте с реальностью и контролировать происходящее. Для обладающего хорошим навыком слушания и анализа речи консультанта видео не является значимым источником информации. 

Текстовые консультации более сложны с точки зрения эмпатической точности и требуют большего количества уточняющих вопросов, поскольку одну и ту же фразу можно писать и произносить с разным смыслом и в разном эмоциональном состоянии, что будет распознано по голосу, но утрачено в простом текстовом сообщении.  Спросите у нескольких людей «Как дела?» и вы услышите как по-разному они произносят «Нормально». Необходимо помнить, что текст — это максимально питательная среда для субъективных интерпретаций и проекций. Именно поэтому, когда мы читает книги, мы воспринимаем их по-разному в больше степени, чем когда смотрим фильмы. Именно поэтому чтение книг больше способствует развитию индивидуальности и воображения. Однако, в профессиональном консультировании задача специалиста не воображать и проецировать, а пытаться понять. Это как если бы у нас была возможность при чтении «Анны Каренины» задавать вопросы Толстому о том, почему он поступил с героями именно так и что он хотел этим сказать. От самого консультанта при этом требуется предельно точное и корректное формулирование, поскольку его сообщения также являются питательной почвой для интерпретирования и проекций со стороны клиента. Даже использование пунктуации и эмоджи для интонирования текста интерпретируются в высшей степени субъективно: для кого-то смайлик в конце предложения может выглядеть ободряюще, а для кого-то как насмешка, в одном случае восклицательный знак подчёркивает значимость, в другом прочитывается как призыв к действию. 

*Gesn, Paul Randy, and William Ickes. 1999. The development of meaning contexts for empathic accuracy: Channel and sequence effects. Journal of Personality and Social Psychology 77: 746–61. 

**Hall, Judith A., and Marianne Schmid Mast. 2007. Sources of accuracy in the empathic accuracy paradigm. Emotion 7: 438–46.

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитического направления
Запись опубликована в рубрике Исследования. Добавьте в закладки постоянную ссылку.