Синдром упущенной выгоды у психологов (и не только)

«Сколько же времени жизни у человека крадут, пожирают эти бессмысленные, по сути, передвижения? И до какой степени они истощают его душу и изнашивают тело?», — Х. Мураками «Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий»

«Объективность — недооценённая добродетель», — Андрей Коняев.

Понятие FOMO — сокращение от Fear of Missing Out (англ. — «страх упущенной выгоды») около десяти лет назад появилось в социологических исследованиях, а затем проникло и в область психологии как описание поведенческого синдрома с характерным набором признаков:

  • тревожные опасения пропустить или не успеть сделать что-то важное,
  • навязчивое желание осваивать различные формы коммуникации и участвовать  в как можно большем числе событий, 
  • тревожное ощущение, что другие люди делают и успевают больше,
  • потребность делиться событиями своей жизни и получать за это одобрение,
  • желание всё время находиться на связи и быть доступным для коммуникации,
  • навязчивое обновление лент социальных сетей, проверка почты и сообщений в мессенджерах,
  • тревога и чувство дискомфорта при наблюдении в социальных сетях за событиями из жизни других.

Stephan Schmitz

Одним из наиболее заметных поведенческих признаков синдрома упущенной выгоды является фаббинг (phubbing; от англ. phone — «телефон» и snubbing — «пренебрежительное отношение») — навязчивая привычка отвлекаться на свой гаджет. Как показывают социологические исследования, фаббинг, к сожалению, фактически стал нормой современной повседневной жизни. Мы можем наблюдать этот паттерн, когда человек не отрывается от гаджета во время еды, ходьбы, отдыха (пикник, день рожденье, вечеринка, общение с друзьями и близкими), а также когда человек мгновенно хватается за гаджет при звуковых оповещениях и не может успокоиться, пока не проверит сообщение.

На эмоциональном уровне синдром упущенной выгоды провоцируется тревогой пропустить какую-то возможность, отстать в чём-то от остальных, оказаться не в курсе каких-то важных событий, не быть вовлечённым в какую-то значимую активность и, соответсвенно, не получить от этого ту выгоду, которую получают другие. В качестве выгоды могут рассматриваться как материальные ресурсы — деньги, контракты, подписчики, связи, повышение статуса, так и нематериальные — лайки, одобрение, чувство превосходства и сопричастности. Тревога упущенной выгоды отыгрывается в навязчивом слежении за жизнью других людей и новостями в социальных сетях, с целью не пропустить ничего важного, что в свою очередь лишь усиливает тревогу, поскольку информация о событиях в жизни других людей усиливает ощущение упускаемой выгоды. Так круг тревожных мыслей и действий замыкается и навязчиво воспроизводится.

Источник синдрома упущенной выгоды содержится в амбивалентном желании, с одной стороны, быть частью некоей социальной общности, а с другой стороны, ощущать и демонстрировать своё превосходство над другими членами группы. То есть синдром упущенной выгоды создаётся конфликтом между потребностью в принадлежности и конкуренцией. А социальные медиа многократно усиливают этот конфликт. Если в до-интернетную эпоху мы наблюдали только за жизнью довольно узкого круга близких и более или менее похожих на нас по образу жизни людей, которые рассказывали нам о произошедших с ними событиях в личном общении, то сегодня на нас каждый день обрушиваются иллюстрации красивой и успешной жизни весьма далёких от нас людей, а мы одиноко наблюдаем за ними, уныло листая новостную ленту.

Stephan Schmitz4

Узнавать о событиях из социальных сетей и лично от человека — совсем не одно и то же. Когда мы встречаемся с друзьями и увлечённо рассказываем, как мы провели лето, то чувствуем свою сопричастность к опыту друг друга через разделённые эмоции. Этого чувства сопричастности не возникает, когда мы видим в социальных сетях красочный фотоотчёт друга о проведённом им отпуске. Напротив, возникает чувство исключённости, упущенной возможности, зависти, которая не нейтрализуется разделённой с другом радостью. В попытке скомпенсировать эти негативные чувства, мы тоже пишем восторженный пост и выкладываем фотографии своих достижений, тем самым вовлекаясь в замкнутый круг создания иллюзии идеальной, насыщенной и увлекательной жизни. Теперь такую же исключённость, зависть и тревогу испытывает кто-то другой в отношении наших постов и фотографий.

Выученная необходимость непрерывно насыщать аккаунты своей жизнью приводит к тому, что человек вовлекается во всякого рода активности, не давая себе ни труда, ни времени задуматься о том, есть ли в этой активности какая-то объективная польза, кроме как быть поводом лишний раз заявить и напомнить о себе. В своём предельном выражении эта тенденция получила известность как YOLO — сокращение от You Only Live Once (англ. — «живем только раз»). Постулируется, что YOLO — это про спонтанные действия, выходящие за рамки обыденности, умение жить «здесь и сейчас», покидать зону комфорта и не беспокоиться о последствиях и мнениях окружающих. Но на деле, по наблюдениям социологов, YOLO используется как оправдание для экстравагантных, доходящих до нелепости поступков, часто связанных с риском и нарушением социальных норм, чтобы убедить себя и окружающих в том, что человек не сожалеет о содеянном или что поступок стоил того, чтобы его осуществить (на самом деле нет). Никто не говорит «живём всего один раз», когда решает написать и защитить диссертацию, а вот в отношении быстрой езды, экстремальных видов спорта, злоупотребления веществами и сексуальными связями эту фразу можно услышать довольно часто.

Эффекты FOMO и YOLO проявляются во многих, да что там — во всех сферах жизни. Так, РБК описали проявления этих эффектов в инвестировании и управлении финансами: «Живут сегодняшним днем, поэтому все тратят (YOLO); делают так потому, что боятся пропустить все те блага, которые можно получить за деньги (FOMO)… Когда инвестор принимает решение о вложениях на основе эмоций, медийной популярности компании или ее первых лиц, то действует из страха остаться в стороне, пока другие получают прибыль, — это FOMO. Если человек, заработав на фондовом рынке, не реинвестирует свои средства, а тратит на дорогие и, возможно, ненужные вещи, — это YOLO».

Stephan Schmitz5

Распространился синдром упущенной выгоды и в среде психологов и специалистов помогающих практик, о чём можно судить по следующим признакам.

  • Попытки осваивать и развивать аккаунты во всех возможных социальных сетях и интернет площадках. Ведение профессиональных аккаунтов — хлопотное  занятие, которое отнимает много времени, и чем больше у человека аккаунтов в различных социальных сетях и интернет площадках, тем больше времени и сил ему приходится тратить на их обслуживание. Эти усилия могут превратиться в таскание воды в решете и бессмысленную попытку не отстать от остальных, если не задумываться о том, насколько аудитория той или иной площадки соответсвует целевой аудитории предлагаемой профессиональной услуги. С точки зрения эффективности, десятки мертворожденных аккаунтов и групп в разных социальных сетях скорее нанесут вред публичному имиджу профессионала,  чем отсутствие специалиста в какой-то из сетей. Несмотря на убеждения маркетологов о необходимости расширения своего присутствия в сети, один-два живых и интересных аккаунта в парочке излюбленных соцсетей с профессиональной точки зрения принесут больше пользы и удовольствия, отнимая при этом меньше времени.
  • Использование всех доступных мессенджеров для коммуникации с клиентами в попытке не упустить ни одного контакта. Сегодня существует огромное количество средств общения на любой вкус: кто-то предпочитает общаться через соцсети — одноклассники, вконтакте, фэйсбуке, инстаграм; для кого-то предпочтительнее мессенджеры — вайбер, вотсап, телеграмм; для видеозвонков часто используются скайп, дискорд, зум, гуглмит и фэйстайм. Если специалист будет пытаться подстроиться под все предпочтения, он рискует запутаться в сообщениях из разных коммуникационных сетей, тем более что один и тот же клиент может писать в разные мессенджеры. Рациональнее выбрать один-два наиболее удобных и стабильных мессенджера и предлагать потенциальным клиентам общаться только там, а с теми, кто не согласен, вежливо прощаться. В конце концов, если человек не готов изменить своему любимому мессенджеру, чтобы воспользоваться профессиональной услугой, значит он не так уж и нуждается в этой услуге.
  • Желание всегда быть на связи, чтобы не потерять клиентов. Этот пункт вытекает из предыдущего: в попытках не упустить потенциального клиента или не разочаровать и не потерять уже действующий контракт, специалист стремится отвечать максимально быстро на все сообщения и вопросы в любое время дня и ночи, включая выходные и праздники, так будто он чат-бот службы поддержки Сбербанка. Тогда как переписка и общение с реальными и потенциальными клиентами являются частью рабочего процесса и должны осуществляться в рамках рабочего времени (если специалист не установил для себя рамки рабочего времени, то он на всех парах мчится к станции «Профессиональное выгорание»). Возможность экстренной строчной связи обсуждается при заключении рабочего контракта, такая опция, как правило, доступна для постоянных клиентов.

Stephan Schmitz6

  • Создание «быстрого» контента с целью постоянного удержания внимания аудитории. Страх потерять внимание аудитории, подогреваемый напевами маркетологов о том, как нужно правильно мозолить глаза публике, вынуждает неокрепшие умы превращать свои профессиональные и личные аккаунты в сточные канавы с контентом, создаваемым  по принципу «просто, быстро, коротко». Те же ушлые маркетологи предлагают свои методички в духе «+100500 продающих постов», и в итоге мы видим удручающее однообразие профессиональных аккаунтов, в которых нет ни ума, ни фантазии. Имейте ввиду, что 99% рекомендаций по раскрутке и продвижению профессиональных услуг в интернете работали позавчера, не работают сегодня и уж точно не будут работать завтра. Вообще, маркетинг — это наука о том, как у кого-то что-то когда-то получилось и теперь все пытаются это повторить, а поезд уже ушёл.
  • Прохождение обучающих программ в погоне за сертификатам. Образование — это хорошо, а качественное образование — ещё лучше. Одно дело — выучить буквы, другое — научиться читать и третье — понимать смысл прочитанного. Качественное образование подразумевает освоение полученных знаний, что происходит в практической деятельности и по времени в разы превышает время, потраченное на получение знаний. Нужно примерно около 6 лет практики, чтобы освоить знания, полученные во время прохождения трёхлетней обучающей программы (если, конечно, имело место обучение знаниям, а не потребление образовательного контента). И плюс ещё некоторое время, чтобы начать делать это по-своему, выработать своё видение, свой стиль, начать осмыслять свой опыт и делать из него выводы. Так что концепция непрерывного образования и карточные домики из корешков и сертификатов — это bullshit и профанация, порождённые гонкой профессионального вооружения, порождающие толпы знающих много, но не умеющих ничего. 
  • Попытки удовлетворить абсолютно любой запрос, приводящие к неоправданно раздутому перечню услуг и ситуаций, с которыми специалист работает. Прямо взаимосвязано с предыдущим пунктом: потребление большого количества образовательного контента приводит к ложной уверенности в собственной компетентности, что проявляется в стремлении специалиста объять необъятное и заявлять о своей готовности работать в любом формате с любым запросом — индивидуальные консультации взрослых и подростков, пар и семей, групповые тренинги и долгосрочная психотерапия, коучинг и игропрактики, логотерапия и психоанализ, МАК и НЛП, терапия травмы и гипноз и проч. При этом многие пытаются бороться с синдромом самозванца, который однако ж, если смотреть правде в глаза, никогда не развивается без веских на то оснований. С профессиональной точки зрения, эффективнее не гнаться за форматами и методами, а выбрать наиболее интересную для вас проблему и разобраться в ней глубоко и досконально, став лучшим специалистом в какой-то одной конкретной проблемной области.

Stephan Schmitz2

  • Разработка и продажа инфопродуктов по принципу «А чем я хуже?». Так же логически вытекает из предыдущих двух пунктов: потребив некий образовательный контент, окружённый со всех сторон предприимчивыми коллегами, уже продающими свои инфопродукты, специалист возбуждается мыслью о том, что он ничем не хуже, и создаёт свой инфопродукт по образу и подобию употреблённого. Так появляются обучающие курсы и программы по принципу матрёшки: один что-то увидел и узнал, например прошёл обучение за границей, затем создал на родине свой курс попроще, тот, кто прошёл этот курс, создал затем свой курс — ещё попроще, и так далее. Конечной точкой этой пищевой цепи являются бесплатные марафоны, на которых уже чисто что-то пересказывается с отчаянной целью привлечь хотя бы внимание публики. Есть печальная и не совсем справедливая, но уместная в данном контексте поговорка: кто умеет — делает, кто не умеет — учит. Поговорка, повторюсь, не справедливая, но на рынке вторичных инфопродуктов и обучающих курсов, к сожалению, зачастую наиболее активны именно те, у кого не получается реализоваться и быть востребованными в консультативной или терапевтической практике.
  • Участие в большом количестве профессиональных событий.  Профессиональные события — важная часть корпоративной культуры и жизни сообществ, они устраиваются для создания горизонтальных и укрепления вертикальных связей, а также для обмена идеями и накопленным опытом. Однако, когда профессиональная жизнь проходит под лозунгом «Party Never Stops», возникает закономерный вопрос: а специалист вообще чем-нибудь ещё занимается, кроме участия в бесконечной череде профессиональных событий? Ведь чтобы делиться опытом, его нужно сначала получить, а хорошие идеи имеют свойство рождаться и вынашиваться в тишине и покое. Когда профессиональное событие скорее имеет характер тусовки, это легко заметить по однообразным отзывам с большим количеством эмоций и малым конкретики, вроде «было очень интересно, душевно, тепло, вдохновляюще, познавательно, увлекательно» и т.д. Само собой об участии в событии пишутся посты в соцсетях — до, во время и после.

Stephan Schmitz1

Любое действие рождает противодействие, и для порождённого бездумной конкурентной гонкой синдрома упущенной выгоды появилось противоядие в форме так называемого медленного движения (англ. Slow Movement). Философия этого движения заключается в поиске равновесия между целью и средством, а смысл движения — следование своему собственному ритму. Адепты медленного движения замечают, что в современном мире средства зачастую подменяют цель: 

— в науке погоня за цитируемостью и количеством публикаций совершила подмену, когда публикации из средства распространения научного знания превратились в самоцель; 

— в образовании концепция непрерывного обучения превратилась в охоту за компетенциями; 

— в воспитании детей различные развивающие программы тоже уже давно перестали быть средством помощи детям и родителям на пути взросления, а превратились в цель максимально загрузить детей разными дополнительными занятиями, не оставляя им свободного времени; 

— в путешествиях знакомство с другими культурами и локациями выродилось в потребление впечатлений и создание инфоповодов для привлечения внимания в социальных сетях и т.д.

В профессии психолога медленное движение также может быть реализовано, например, в концепции медленной карьеры. Когда человек уверен, что собирается заниматься чем-то всю оставшуюся жизнь, ему некуда торопиться, он может развиваться и достигать своих целей в своём темпе без оглядки на  успехи и достижения окружающих. Не успеть боятся в основном те, кто пришёл в профессию, рассчитывая на быстрые и лёгкие выгоды. Психология в этом смысле парадоксальная профессия — вход в неё лёгкий и быстрый, а вот успешная долгосрочная реализация медленная и трудная. Медленная карьера заключается в составлении стратегического плана на 15-20 лет вперёд и последовательной реализации тактических шагов этого плана, что подразумевает необходимость ответить себе на следующие вопросы: кем с профессиональной точки зрения я хочу быть через 20 лет (в каком формате я собираюсь работать, какой метод применять, с какими проблемами, с какой аудиторией, сколько часов и т.д.) и что мне нужно сделать, чтобы к этому прийти (какое образование получить, частью какого сообщества стать, какими способами повысить свой статус и проявить свою индивидуальность, какими средствами демонстрировать свою компетентность в той или иной проблемной области, как я должен мыслить и действовать, чтобы иметь контакты с той аудиторией, с которой я хочу работать и т.д.).

Иллюстрации в тексте: Stephan Schmitz

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитического направления
Запись опубликована в рубрике Исследования, Психопатология обыденной жизни, Размышления. Добавьте в закладки постоянную ссылку.