Ипохондрия во время пандемии: поправимое и неизбежное

Есть люди, которые при малейшем недомогании проверяют у себя температуру каждые десять минут, а есть те, кто из страха обратиться в больницу игнорируют даже хронические болезни. Для многих выход на улицу превратился в весьма рискованное предприятие, поход в больницу кажется безрассудством, а чей-то чих в очереди в супермаркете видится предвестником скорой смерти. Граница между заботой и паранойей стала очень расплывчатой и неопределённой. Похоже, что пандемия ипохондрии захватила больше жертв, чем коронавирус. Существует ли вакцина от заражения страхом?

Воображаемая болезнь

Рассказывает мужчина, 41 год, бухгалтер: «У меня всегда была склонность внушать себе, что я болен. В юности я часто просил делать мне энцефалограмму. Я был уверен, что мои головные боли являлись признаком эпилепсии. Не могу сказать, что это происходило постоянно, но всё же довольно часто в моей жизни были эпизоды, когда я чрезмерно преувеличивал значение отдельных сигналов в моём теле. И из всех этих эпизодов пандемия — это худшее, что со мной случалось, и это длится и длится. Я начал проверять температуру каждый день и не по одному разу. И конечно же я перестал выходить из дома даже за покупками. Я в панике. Я также получил несколько видео-консультаций по другим вопросам здоровья: меня очень беспокоили проблемы с желудком и головные боли, которые мой врач опроверг. Последнее, чего я хочу — это заболеть прямо сейчас, в такое время. Я всё время нахожусь в страхе».

Ипохондрики живут в ожидании появления кашля, который может оказаться симптомом рака лёгких, или головных болей, предвещающих рак мозга. Они большие умельцы в том, чтобы пристально обследовать каждый орган на предмет отклонений или потенциальных угроз, и они будут настаивать на своём независимо от того, сколько анализов или обследований опровергли их предположения. «Ипохондрия — это почти что бредовое убеждение о наличии некоего заболевания. Ипохондрики имеют склонность переоценивать риски той или иной болезни и жить в напряжённой концентрации на функционировании своего тела. Они страдают из-за чрезмерной тревожности по поводу своего здоровья», — объясняет Энзо Каскардо, директор Центра медицинских исследований тревожных расстройств.

«Их болезни вовсе не воображаемые. Они действительно больны, но не теми болезнями, которые они у себя обнаруживают. Многие выздоравливающие пациенты с тревожной ипохондрией впали в регрессию из-за пандемии», — рассказывает Мария Тереза Калабрес, психиатр и психоаналитик. «Друзья, семьи и даже врачи часто злятся на ипохондриков. И сейчас во время пандемии множество таких пациентов переживают периоды тяжёлой регрессии, становясь всё более обеспокоенными и мнительными. Это выглядит так, словно внешнее должно подтвердить то, что они чувствуют внутри себя. Как будто они пытаются убедить нас в том, что они были правы и мы должны были их послушаться».

В обычное время пациенты с выраженной ипохондрией составляют небольшой процент от общей популяции, но в связи с распространением коронавируса огромное число людей могут идентифицироваться со своими страхами. «Я бы сказал, что сейчас весь мир находится в состоянии ипохондрической тревоги: мы долгое время оставались дома, почти не выходя на улицу, постоянно получали информацию о новых заражениях и смертях. Всё это провоцирует ипохондрическую тревогу», — говорит психиатр Эдуардо Бурго Монтойа.

Страх госпитализации

«Я лежала в больнице по поводу осложнений, связанных с кровотечениями, когда объявили начало карантина. Единственное, чего я хотела, это как можно скорее выбраться оттуда. Я боялась заразиться там ковидом», — делится своими переживаниями Ирен, 66 лет, психолог, — «Проблемы со здоровьем, по поводу которых я легла в больницу, быстро отошли на второй план по сравнению с угрозой заражения. Я выписалась и дома почувствовала себя спокойнее, но меня преследовала неизбывная тревога на протяжении двух недель, во время которых должны быть проявлены симптомы заражения, если оно произошло. Мои проблемы со здоровьем остались нерешёнными, и врачи сказали, что мне нужно вернуться, чтобы продолжить обследование и лечение, но я продолжаю болеть и испытывать дискомфорт, откладывая лечение до тех пор, когда ситуация с вирусом станет более контролируемой. Я не хочу рисковать, а также не хочу испытывать это состояние стресса и тревоги, когда тебя несколько недель подряд бросает то в жар, то в холод от страха».

Во время пандемии больницы представляются как очаги распространения инфекции, что стало большой проблемой для медицинских учреждений во всём мире. Согласно данным Аргентинской ассоциации медицинских учреждений, число экстренных обращений в медицинские центры в июне 2020 года упало на 70% по сравнению с тем же периодом в прошлом году. Множество медицинских ассоциаций уже сообщают об участившихся случаях отказов пациентов с тяжёлыми заболеваниями, например раком или болезнями сердца, посещать медицинские учреждения из страха заразиться вирусом.

Между пациентами, согласными проходить обследования и лечение тяжёлых заболеваний в условиях пандемии, и теми, кто в состоянии страха полностью избегает контактов в медиками, существует достаточно широкий спектр. По наблюдениям психиатра Эдуардо Бурго Монтойа, связанная с пандемией и её последствиями ипохондрия имеет градацию в зависимости от психической структуры человека: «Справедливости ради надо сказать, что в такие времена опасения в той или иной форме закрадываются в каждого. Если только в нашей стране мы посчитаем всех заразившихся и умерших от эпидемии, то это число окажется очень незначительным в контексте численности всего населения. Эпидемия затронула куда большее число населения психологически и даже психиатрически, нежели инфекционно. В общей популяции, находящейся в пределах невротической организации психики, конечно отмечается определённый уровень нарастания беспокойства. Это связано с тем, что тема вируса является информационной повесткой дня на протяжении уже достаточно длительного времени и обсуждается на все лады. Больше других пандемия затронула людей с нарциссической организацией личности, пограничным расстройством, психозами и собственно людей, страдающих бредовой формой ипохондрии».

Образовалось ли «до» и «после» пандемии в психике людей? Может ли вспышка коронавируса стать триггером психического расстройства, которое придётся лечить даже после того, как пандемия закончится? Энзо Каскардо считает, что ключевыми факторами являются 1) интенсивность симптомов, 2) то, как долго человек оказывается охвачен страхом заболеть и 3) как этот страх влияет на повседневное качество жизни. «Генерализованное тревожное расстройство, проявляющееся в непрерывном мониторинге собственного тела и переоценке своих проблем со здоровьем, в большинстве случаев поддаётся коррекции с помощью медикаментов и психотерапии. Согласно статистике, подобное состояние наблюдается у шестидесяти человек на каждую тысячу человек населения».

Затопление информацией

«На самом деле страх болезни не проходит даже после того, как ты сам оказался в числе заражённых. У меня был Covid, и худшее, что со мной тогда происходило, это максимальный уровень тревоги по поводу возможных осложнений и долгосрочных последствиях вируса. Первые часы в одиночестве после госпитализации были просто кошмарными. На тебя со всех сторон валится шквал официальных и фэйковых новостей, которые утверждают и опровергают всевозможные риски и последствия инфекции. Всё это приводит к тому, что ты каждую минуту прислушиваешься к состоянию своего тела, даже после выписки из больницы. А если ко мне не вернётся обоняние и вкус, как говорилось в той новости? А что если мои лёгкие функционируют теперь в меньшем объёме, как писалось на том портале? Мысли о том, что с тобой могут произойти все эти описываемые в новостях и в интернете болезненные последствия, сводит с ума, и паранойя больше не оставляет тебя никогда. В действительности чтобы позаботиться о себе, следует очень рационально подходить ко всему и перестать прислушиваться ко всей этой противоречивой информации», рассказывает Мартина, 32 года, социолог.

Вирусная нагрузка, интубация, заболеваемость термины и медицинский дискурс в последние месяцы монополизировали общественное пространство, что для очень многих людей оказалось небезопасным, провоцируя возникновение соответствующих фантазий и навязчивых идей, открыв целую вселенную новых угроз и страхов. Во всём этом дискурсивном потоке существенную часть занимает заведомо ложная, а порой и откровенно вредительская информация. «Фэйковые новости всегда сообщают о чём-то ужасном, усиливают тревожные настроения и ещё больше нагнетают страх. Для очень многих людей является проблемой разграничить свой опыт, свои переживания и состояния от того опыта, переживаний и состояний, которые им транслируются. Эти люди воспринимают все воспринятые ужасы как нечто, уже случившееся или могущее случится с ними», объясняет Энзо Каскардо.

В тяжёлые времена очень важно фальсифицировать собственные фантазии, чтобы сберечь энергию для борьбы с действительными угрозами. Для этого следует ограничить поток информации из новостей и социальных сетей, продолжать соблюдать все те же рутинные повседневные действия, которые были характерны для вашей жизни до пандемии, не поддаваться чрезмерным тревогам вроде «а что если?» и «на всякий случай», а также не фантазировать о событиях и сценариях, которые с нами ещё не случились и с большой долей вероятности не случатся никогда. В конечном счёте, то в чём мы нуждаемся больше всего сейчас, когда нас накрыла эпидемия страха, это укрепление нашего психологического иммунитета и выработка антител страха.

Оригинал: María Florencia Pérez для журнала Clarin

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитического направления
Запись опубликована в рубрике Панические атаки, Психосоматика, События, Фобии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.