Эжен Минковский. Шизофрения. Психопатология шизоидов и шизофреников

Эжен Минковский – французский психиатр, предложивший применить феноменологический подход к исследованию и пониманию психиатрических расстройств. Согласно этому подходу, «важны не симптомы, но психическое состояние, которое их обуславливает». Минковский пишет: «Вся эта банальная симптоматика более или менее повторяется от болезни к болезни, создавая приводящее в уныние впечатление, что всё это одно и то же. Литература полна наблюдениями, изобилующими подробностями, которые бесполезны, поскольку в них есть всё, кроме самого главного». Преданный и благодарный ученик Эйгена Блейлера, Минковский продолжает исследования шизофрении, находясь под влиянием идей Анри Бергсона и Эдмунда Гуссерля. Работа «Шизофрения. Психопатология шизоидов и шизофреников» представляет собой классический труд по психопатологии и истории психиатрии, хоть и утративший уже свою революционную новизну, но вместе с тем содержащий не теряющие актуальности наблюдения и размышления о природе шизофренических нарушений.

Основное нарушение при шизофрении, по мнению Минковский состоит в утрате витального контакта с реальностью. Понятие витального контакта Минковский заимствует у Бергсона, который постулирует фундаментальную противоположность интеллекта и инстинкта: «Интеллект, такой, каким он выходит из рук природы, имеет главным своим предметом неорганизованное вещество. Он ясно представляет себе только дискретное и неподвижное. Он непринуждённо себя чувствует только в смерти и неизменно ведёт себя так, словно зачарован созерцанием инертной материи… Именно потому что интеллект всегда стремится воссоздавать и воссоздавать из уже имеющегося, он упускает новое в каждый момент истории. Он не допускает непредвиденного… Он противится текучести: всё к чему он прикасается, отвердевает».

«Утрата витального контакта с реальностью при шизофрении выражается в подавлении динамических факторов психической жизни. Результатом этого является специфический дефицит прагматического характера. Утрата динамических факторов психизма может сопровождаться гипертрофией рациональных и пространственных факторов. Таково происхождение рационализма и геометризма некоторых шизофреников. Шизофреник, теряя опору, может пытаться зацепиться за другие феномены нормальной жизни. Те среди них, которые по самой своей природе представляют собой реакцию ухода по отношению к окружающей среде, такие как фантазии, недовольство, сожаления или вопрошание, более всего подходят для этой роли. Проявления реактивного характера редко способны полностью компенсировать ущерб от заболевания или первичный дефицит психического состояния. Кроме того, несмотря на полезную тенденцию, они сами могут стать опасными для индивида в случае, если получат гипертрофическое развитие. Шизофренические установки, пытаясь сохранить человеческий образ распадающейся личности и позволяя удержать хоть что-то общее с нормальной психикой, тем не менее, участвуют в шизофреническом процессе. Кроме того, они, как мы уже неоднократно видели выше, отличаются своим абстрактным и непрагматичным характером, бесплодностью, фиксированностью и неподвижностью. И даже фантазирование, самая синтетичная шизофреническая установка с течением времени распадается, обедняется и становится неподвижной. Этим установкам никогда не удаётся заменить то, чего не достаёт, и что, в сущности, не входит в их компетенцию».

Важным наблюдением Минковского является различение «бедного» аутизма, для которого характерно обеднённая когнитивно-аффективная сфера жизни, и «богатого» аутизма, основной чертой которого являются гипертрофированное фантазирование. По мнению Минковского при шизофрении чаще всего распространён именно «бедный» аутизм, а «богатый аутизм» появляется только когда шизофренический пациент имеет независимую от аутизма склонность к аффективно-когнитивной экспрессии. Так же важно, что Минковский считал аутизм как фундаментальным, так и первичным расстройством шизофрении. Другие психопатологические особенности шизофрении могут быть поняты через шизофренический аутизм.

Наконец, не менее важным в совокупности с приведёнными описаниями клинических случаев является замечание Минковского о том, что эмоциональное отупение, обеднение и очерствение шизофренических пациентов происходит на фоне их эмоциональной гиперчувствительности. Это замечание полностью согласуется с моими наблюдениями и опытом о том, что все анестетические защиты, приводящие к эмоциональному опустошению и оператуарному функционированию, развиваются на фоне невыносимо напряжённых деструктивных и амбивалентных аффектов.

Описание издателя

Читателю предлагается классическая работа выдающегося французского психиатра. В ней, пожалуй, первые в истории мировой психиатрии был последовательно применён современный структурный подход к описанию шизофрении. Предложенная автором система определений для шизоидных расстройств остаётся практически неизменной и по настоящее время. Одновременно с этим в книге дан и ретроспективный анализ истории вопроса.

Содержание

Введение

Глава I. Шизоидность и синтония

Глава II. Основное расстройство при шизофрении и мышлении шизофреника

Глава III. Аутизм

Глава IV.Шизофренические установки. Психические стереотипы

Глава V. Терапевтическое значение понятия шизофрения

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитического направления
Запись опубликована в рубрике Библиотека психолога. Добавьте в закладки постоянную ссылку.