Кинофильм «Высшее общество»: мужчина в депрессии (спойлеры)

Одинокий мужчина Монти летит в пустом космическом корабле к чёрной дыре. С ним только маленький ребёнок, девочка, его нежеланная дочь, о которой он вынужден заботиться в этом путешествии в никуда (юнгианцы могут порассуждать про аниму, а транзактные аналитики про внутреннего ребёнка). Монти вспоминает события экспедиции, по очереди прощаясь с каждой фигурой из своего прошлого, отпуская их безжизненные тела в чёрную пустоту забвения-космоса.

Вся экспедиция является одновременно ссылкой, наказанием за преступление, и миссией, достижение которой обещает искупление вины. Каждый участник экспедиции – преступник, каждый из них репрезентирует какой-то аспект мужской тревоги. Преступление Монти – убийство сестры под влиянием вспышки неконтролируемого гнева. С тех пор Монти как будто навсегда запретил себе чувствовать. Особенно гнев, репрезентированный в фильме образом собаки. Мёртвой собаки (юнгианцы могут порассуждать про анимуса). Но однажды Монти таки нарушил запрет на гнев, когда защищал женщину от насильника. Вероятно, именно в тот момент и состоялось его личное искупление вины. Гнев – это сила, но им нужно научиться управлять. Дрессируй своего пса, чтобы самому не превратиться в собаку.

Другая участница экспедиции – Дибс, которая убила своих детей и мужа и теперь надеется искупить вину, пытаясь вырастить «идеального» ребёнка в космосе. Но младенцы мрут, не выдерживая токсичности её инфантофилии, репрезентированной как повышенный радиационный фон корабля. Дибс представляет образ инцестуозной, похотливой, ненасытной матери-ведьмы, кастрирующей мужчин и пожирающей младенцев, которых она же и произвела на свет. Монти принимает решение о сексуальном воздержании, он не хочет участвовать в этом эксперименте, но Дибс одурманивает его и завладевает его семенем. Так рождается его дитя. Ещё один тревожащий образ – женщина, заполучившая от мужчины ребёнка и тем самым связавшая его нерасторжимыми узами.

Другая тревожащая женская фигура – Бойс, типичная истеричка, для которой цель жизни состоит в борьбе с матерью. Её имя – Boyse, пацанка. Она борется со своим телом, поскольку её тело – тело женщины, тело матери. Бойс хочет убить в себе всё женское, потому что ненавидит свою мать в себе. На сюжетном уровне это отражено в борьбе Бойс с Дибс, которая проникает в тело девушки с целью осуществить искусственное оплодотворение. Оплодотворение в этом контексте выглядит как заражение, инфицирование, внедрение в тело Чужого. Такие женщины, живущие в вечном внутреннем конфликте со своей матерью, имеют очень проблемное отношение к материнству и мужчинам. Это изображено как сцена борьбы между Бойс и Монти. В конце концов, именно Бойс, помимо своей воли, становится биологической матерью ребёнка Монти, хотя соблазнение было совершено Дибс, что также довольно символично и репрезентирует глубокое расщепление Бойс, отрицающей в себе всё сексуальное, женское, ассоциирующееся с матерью. Бойс воспринимает материнство как личное поражение: когда после рождения ребёнка из её груди льётся молоко, это выглядит так будто она истекает кровью. Триумф матери, незаживающая рана.

Другой образ. Нансэн – женщина пилот, кажется такой рациональной и невозмутимой, способной уверенно идти к своей цели, выглядит так будто у неё всё под контролем, но в критический момент на её месте оказывается Бойс, суицидально направляющая корабль к катастрофе. Ещё одна мужская тревога – довериться женщине и обнаружить всю ту же истеричку.

Когда дочь Монти вырастает и становится подростком, прибавляется новая тревога – тревога сексуального соблазна, искушения и падения перед этим соблазном. Тем более, что в опыте Монти есть соответствующие примеры. Один из участников экспедиции, одержимый сексуальным влечением, пытался изнасиловать Бойс. Ещё один повод для Монти бояться своих желаний и «прятать» свой пенис от жадных, соблазняющих, кастрирующих женщин. Взрослые часто вменяют детям обязанность оберегать их от соблазнов – ребёнок должен научиться себя контролировать, чтобы взрослому было легче быть взрослым. То же касается и жертв насилия – они должны нести ответственность за неспособность другого держать себя в руках. Но Монти, падший и раскаявшийся, говорит своей дочери: «Табу для меня, но не для тебя». Он больше не хочет повторения истории.

Самый главный тревожащий женский персонаж фильма – космический корабль, символ материнской утробы, плаценты, дающей питание, удаляющей и перерабатывающей экскременты плода, защищающей от опасностей внешней среды, но и удерживающей его в себе, в своей токсичной, радиационной атмосфере полусна, бездействия и безволия. Летаргия. Паралич Я. Однажды случилось невероятное, к этому кораблю-матке пристыковался другой корабль, но на его борту были лишь мёртвые собаки. Совершенно бесполезен.

Все мужские образы в фильме слабы и бессильны. Капитан корабля вообще болен, он умирает от собственного бессилия, умоляя Дибс о предсмертной фелляции: обрати внимание на мой пенис, признай его, преклонись перед ним хотя бы напоследок! Но вместо этого получает смертельный укол. Дибс буквально высасывает власть из капитана, когда ртом вытаскивает из его пальца управляющий бортовым компьютером чип. Спи спокойно, дорогой товарищ.

Ещё один член(корабля) изображает другую форму мужского бессилия – чрезмерную сексуальную озабоченность. Весь мир сосредоточился в паху, все тайны бытия там, загадка Сфинскса, быть или не быть, даст или не даст – вот в чём вопрос. Взять силой, всё равно что покорить чёрную дыру. Единственное на что он пригоден в этом круговороте жизни и смерти младенцев – быть поставщиком спермы. В остальном – совершенно бесполезен. Сегодня герой, завтра мёртвая собака.

Другой мужской персонаж, Чёрный, типичный идеальный Мёртвый отец, отец лётчик, отец космонавт, которого нет в реальной жизни ребёнка, и поэтому его так легко идеализировать. Чёрный сам выбрал для себя такую участь, ему нечего дать своей семье и лучшее, что он может сделать – это героически умереть. Должен ли мужчина умереть, исчезнуть, чтобы быть хорошим отцом? Единственный ли это путь? Это тоже тревожит Монти. И он решает, что лучше он такой какой есть, не бог, не герой, не Идеал, проделает этот путь вместе со своим ребёнком, чем оставит его одного, в пустоте, наедине с токсичным кораблём-маткой.

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитического направления
Запись опубликована в рубрике Психоанализ и кино. Добавьте в закладки постоянную ссылку.