Перед лицом родительской утраты: пять фильмов о смерти ребёнка

Полагаю, что смерть ребёнка – самый тяжёлый опыт, который только может испытать человек.  Самый трагический, но не самый редкий. Люди всегда сталкивались и будут сталкиваться с этой утратой, и каждый будет пытаться справиться с горем по-своему.

Комната сына/ La stanza del figlio (2001)

Нельзя быть готовым к утрате, нельзя защитить себя от боли, укутавшись в одеяло из религиозных и философских рассуждений. Наоборот, чем более размеренной, благополучной и предсказуемой является жизнь, тем сильнее и резче утрата выбивает почву из-под ног. Джованни счастлив в браке, у него прекрасная семья, он работает психоаналитиком и каждый день утешает людей в их несчастьях. Но когда погибает его сын, Джованни не помогают ни религия, ни психоанализ. Он так же как другие люди переполнен гневом и ищет причину, виновника своего несчастья, чтобы обрушить на него свои злость и отчаяние.

Кроличья нора/ Rabbit Hole (2010)

Проблема совместного горевания заключается в том, что люди с разными способами проживания утраты не только не помогают, но и мешают друг другу пройти этот тяжёлый путь. Супружеская пара Бекка и Хоуи пытаются справиться со смертью своего четырёхлетнего сына. Хоуи хочет быть в контакте со своими чувствами скорби и боли, он хочет обсуждать свои чувства с другими людьми. Он пересматривает видео с сыном, ходит на группу поддержки, общается с коллегами по работе и друзьями. Он хочет двигаться дальше и попробовать завести ещё ребёнка. Но Бекка – другая. Ей хочется уйти от мира, от других людей, от напоминаний о прошлом, уединиться и прожить свою боль в тишине, и ей нужно больше времени, чтобы привыкнуть к тяжести утраты, которая уже никогда никуда не исчезнет.

Бекка и Хоуи любят друг друга и хотят сохранить брак, но это даётся им не просто. Отстранённость Бекки заставляет Хоуи чувствовать себя ненужным, навязчивым, бесчувственным и жестоким к её горю, слишком живым перед лицом их общей утраты, слишком виноватым что живой. Желание Хоуи разговаривать о чувствах и двигаться дальше вынуждают Бекку снова и снова прикасаться к больному месту, разрушая тот кокон анестезии, который она сплела вокруг себя из молчания, уединения и разнообразных домашних хлопот.

Торт/Cake (2014)

Сложнее всего после утраты принять неотвратимость продолжения жизни. Для Клэр после гибели сына жизнь превратилась в бесконечно длящиеся боль и злость. Она ищет, но не находит ни повода, ни причины для продолжения жизни. Она нуждается в искреннем человеческом контакте, который один способен успокоить её разум и умерить её боль, но всё, что она встречает в окружающих людях – это попытки взбодрить, вылечить, починить и снова сделать «нормальной».

Манчестер у моря/ Manchester by the Sea (2016)

Ли возвращается в родной город на похороны брата, и там он буквально на каждом углу, в каждом взгляде знакомых и близких встречает напоминания о произошедшей в прошлом по его вине трагедии. Ли был легкомысленным и безответственным, когда нужно было думать о последствиях каждого своего шага. Теперь у него нет ни будущего, ни настоящего, а в сердце живёт могильный холод. По крайне мере Ли хотелось бы так думать, хотелось бы ничего не чувствовать. А когда чувства всё-таки появляются, он идёт в бар, напивается и ввязывается в драку. Физическая боль – лучшее и самое проверенное средство, чтобы заглушить боль душевную. Брат даёт Ли шанс на новую жизнь, когда назначает его опекуном своего единственного сына подростка. Но Ли не уверен, что он справиться, что он изменился и стал достаточно зрелым, чтобы снова нести ответственность за чью то жизнь.

Добро пожаловать к Райли/Welcome to the Rileys (2009)

Жизнь супругов Райли после гибели их дочери похожа на могильную плиту на кладбище – на надгробии уже выбиты их имена, но ещё не поставлена дата смерти. Переполненная виной миссис Райли, кажется, погрузилась в летаргический сон, она совсем не выходит из дома и почти ни с кем не общается. Но Даг Райли не хочет жить так, будто он уже умер. Он из тех людей, которые не могут и не умеют жить для себя, ему необходимо о ком-то заботиться. Когда он встречает ободранную, голодную и беспризорную девчонку Мэлори, его потребность в заботе и опеке над кем-то получает возможность применения.

Мэлори в этой истории досталась роль типичного замещающего ребёнка – ребёнок, который приходит в семью после утраты, и этим обуславливается его психологическое развитие. Мэлори нуждается в заботе и любви, и она готова с благодарностью принимать оказываемую ей поддержку, но она так же яростно отстаивает своё право на индивидуальность и собственную жизнь, выкрикивая супругам Райли слова о том, что она «не их маленькая девочка», она – не их умершая дочь.

Реклама

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитического направления
Запись опубликована в рубрике Горе, Депрессия, Помощь психолога, Психологическая травма, кризис, Психология семьи, Утрата. Добавьте в закладки постоянную ссылку.