Парадоксы уязвимости: почему другие люди оценивают нашу уязвимость выше, чем мы сами?

На что только мы не готовы пойти, чтобы скрыть от других людей свою уязвимость. И больше всего на свете мы боимся и избегаем тех ситуаций, в которых наша уязвимость может быть раскрыта. В таких случаях мы «сгораем от стыда», готовы «исчезнуть», «испариться», «убежать на край земли» или «провалиться сквозь землю». Мы заикаемся, краснеем и бледнеем, а в это время другие люди парадоксальным образом оценивают нас в очень даже позитивном ключе. К такому выводу пришли социальные психологи, проанализировав представления о самих себе людей, оказавшихся в ситуациях уязвимости, и представления людей, наблюдавших за этими ситуациями со стороны*.

Исследование было вдохновлено работами американской писательницы Брене Браун, чьи книги о стыде, уязвимости и несовершенстве получили признание во всём мире. В своих книгах Брене раскрывает собственный опыт несовершенства в различных стыдных ситуациях, что находит сочувствие и восхищение читателей по всему миру. Этот любопытный эффект и привлёк внимание социальных психологов.

Для исследования были смоделированы несколько типичных жизненных ситуаций, в которых мы обнаруживаем свою уязвимость: демонстрация дефектов тела, просьба о помощи, выражение симпатии, выступление перед публикой, признание своей ошибки, первым попросить прощения после ссоры, обнаружить свою неосведомлённость в каком-то вопросе и т.д. Каждый раз учёные просили оценить своё поведение тех, кто оказался в «стыдной» ситуации, а также просили других участников этих эпизодов оценить со стороны поведение человека, попавшего в ситуацию уязвимости.

И каждый раз другие люди оценивали человека, обнаружившего свою уязвимость, более высоко, чем он сам. То, что одним представляется как стыд, позор, слабость и полная глупость, со стороны может выглядеть как смелость, открытость, сила воли и уверенность в собственных силах. Так или иначе, размышляют исследователи, мы совершенно напрасно боимся обнаруживать свою уязвимость, которая в действительности может принести даже больше пользы, чем маска неприступности и совершенства: самораскрытие своих чувств укрепляет доверие в отношениях, обращение за помощью позволяет нам учиться у других людей, признание своих ошибок является залогом прощения, а выражение своих симпатий ведёт к новым отношениям.

Авторы исследования интерпретируют полученные результаты в рамках теории конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа**. Небольшое пояснение о теории конструктов разного уровня, которая является достаточно новой для российской психологии. Люди воспринимают непосредственно момент «здесь и сейчас», но также постоянно представляют предметы, ситуации, явления, находящиеся за пределами настоящего времени и места (ментальные репрезентации). С помощью этих образов человек не только может выходить за пределы текущего пространственно-временного измерения, но, например, делать предположения о намерениях другого человека. Мы применяем эту способность к анализу мира вокруг нас. Вспоминая прошлое, мысленно переносясь в будущее, люди создают возможные сценарии развития событий, ставят себя на место другого человека. Я. Троуп и Н. Либерман предположили, что такое мысленное «путешествие» по психологической дистанции подчиняется определённым правилам.

Согласно их теории, чем больше дистанция (пространственная, временная, психологическая, социальная) конструируемого субъектом образа, тем более абстрактным будет этот образ (конструкт высокого уровня), и наоборот, чем меньше дистанция, тем более детальным и конкретным будет образ (конструкт низкого уровня). Например,  «средство для общения» – это конструкт более высокого уровня по сравнению с конструктом «мобильный телефон». Проблемы мировой экономики или экологии представляются довольно абстрактно и описываются конструктами высокого уровня, так как находятся от нас на довольно большой социальной дистанции. А вот если в нашем дворе не вывозится регулярно мусор, или наши расходы на отпуск выросли из-за падения рубля, это очень нам близко, поэтому воспринимается нами конкретно и описывается конструктами низкого уровня.

Важным положением теории является то, что смыслы различных событий и ситуаций формулируются конструктами высокого уровня («большое видится на расстоянии»), тогда как за насыщенность образов уникальными специфическими деталями и реальную деятельность отвечают конструкты низкого уровня. Так чтение книг в конструктах высокого уровня будет формулироваться как «саморазвитие»,  а в конструктах низкого уровня как «перелистывание страниц». Эта теория объясняет, почему чтобы начать действовать мы должны думать не столько об отдалённых последствиях цели своей деятельности, сколько о конкретных шагах в настоящем. Исследования показали, что студенты очень высоко ценили перспективу стать волонтёрами в отдалённом будущем, но в ближайшем будущем ценность волонтёрства зависела от того, насколько удобно для них время волонтёрской работы.

Мне сразу же вспоминаются многочисленные случаи, когда на первой встрече клиенты очень высоко оценивают своё намерение проходить психотерапию, а потом не могут выделить время или отказаться от других дел ради поддержания регулярности и устойчивости терапевтических отношений. То же самое часто встречается в конфликте представлений о браке, семье, детях, когда человек позитивно оценивает семейные ценности «вообще», но пренебрегает ими в реальной жизни «здесь и сейчас».

Ещё одно важное наблюдение заключается в том, что конструкты высокого уровня ассоциируются с меньшей эмоциональной вовлечённостью, чем конструкты низкого уровня. Например, различные представления о «психосоматике» воспринимаются достаточно индифферентно, а вот мокнущая экзема будет вызывать вполне ощутимый каждодневный стресс.

Возвращаясь к исследованию уязвимости, надо заметить, что авторы интерпретируют доброжелательность других людей по отношению к тем, кто оказался в ситуации уязвимости, как представления, сформулированные конструктами более высокого уровня. Другие люди просто находятся на большей психологической дистанции от ситуации, не видят или не замечают её многочисленных нюансов, чувствуют себя менее вовлечённо и более безопасно по сравнению с теми, кто непосредственно обнаруживает свою уязвимость. Поэтому внешние наблюдатели могут рассуждать о происходящем более отстранённо, абстрактно и позитивно. Ведь известно, что позитивное мышление требует определённого дистанцирования от проблемы.

Те же, кто находятся в ситуации самораскрытия своей уязвимости, являются эмоционально вовлечёнными участниками этого процесса, видят и ощущают все малейшие детали, шероховатости и нюансы своего положения, просто не могут смотреть на ситуацию «позитивно», так как для этого нужна дистанция – временная, пространственная или психологическая. Именно на искусственном создании дистанции, чаще всего пространственной или временной, основываются многие терапевтические техники, эксплуатирующие различного рода диссоциации – «представьте, что вы наблюдаете за происходящим со стороны» и «представьте, что вы смотрите чёрно-белый фильм со своим участием» (пространственные дистанции) или «будет ли это важно для вас через пять лет» (временная дистанция).

Результаты исследования уязвимости могут служить обнадёживающей поддержкой для тех, кто, как им кажется, оказался в стыдной или неловкой ситуации. Возможно, то, что кажется вам слабостью изнутри, снаружи выглядит как мужество.

*Bruk, A., Scholl, S. G., & Bless, H. (2018). Beautiful mess effect: Self–other differences in evaluation of showing vulnerability. Journal of Personality and Social Psychology, 115(2), 192-205.

** И.В. Кривошеина, А.А. Котов. Теория конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа. Социальная психология и общество. 2016. Т. 7. № 4. С. 5—18. doi:10.17759/sps.2016070401

Реклама

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитической ориентации
Запись опубликована в рубрике Исследования, Социальная психология. Добавьте в закладки постоянную ссылку.