Лучшее – враг хорошего: как количество игрушек влияет на качество детских игр (и не только)?

Игра является основной формой деятельности ребёнка в возрасте от полутора до семи лет. Именно в игре формируются и развиваются важнейшие психические функции и личностные качестве ребёнка: внимание, память, мышление, интерес к объектам внешнего мира и активность в их исследовании, креативность, способность к кооперации с другими людьми и многое другое. Приобретённые в игре личностные качества станут фундаментом для реализации дальнейших стадий развития – обучения, общения, социальной активности. Вот почему психологи уделяют много внимания изучению влияния различных игр и игрушек на развитие детей.

Команда исследователей из университета Толидо (США) предположили*, что количество доступных для игры предметов влияет на качество игры детей, в частности, на формирование таких важных психических свойств как внимание и креативность. Исследователи считают, что проблема оптимального количества игрушек очень актуальна на сегодняшний день. Согласно предваряющему исследование опросу родителей, современные дети располагают сотнями игрушек. Использование домашнего пространства ориентировано на желания ребёнка – вещи ребёнка и его игрушки занимают больше всего места в доме, другие комнаты и все предметы быта также доступны для игры в любой момент. Возникает закономерный вопрос о том, как влияет на развитие ребёнка такое разнообразие доступных для игры предметов?

В исследовательском эксперименте приняли участие дети в возрасте от полутора до трёх лет. Это возрастная группа так называемых тодлеров – только начинающих ходить детей, находящихся в начале стадии активной коммуникации с объектами внешнего мира (до этой стадии основным объектом взаимодействия была мать). Именно в этом возрасте происходит «взрыв» развития способностей ребёнка – он учится ходить, говорить, открывает свою сексуальность, осваивает первичные навыки гигиены и самостоятельности, узнаёт, что в мире есть границы и запреты и бунтует против этого открытия. Неудивительно, что в литературе по психологии развития детей тодлеров называют «ужасные двухлетки» – один двухлетний малыш может измотать не только родителей, но и всех окружающих.

Суть эксперимента состояла в том, что детей поочерёдно заводили в две комнаты и оставляли на некоторое время в одиночестве. В одной комнате ребёнку были доступны для игры четыре предмета, а в другой комнате – шестнадцать. Игрушки были подобраны по четырём категориям – развивающие (пазлы, пирамидки, конструкторы), активные (мячи, кегли), ролевые (куклы, солдатики, фигурки) и игрушки на колёсиках, которые ребёнок так или иначе должен толкать (машинки, кукольные коляски, лошадки). Соответственно, в комнате с четырьмя предметами было по одной игрушки из каждой категории, а в комнате с шестнадцатью предметами – по четыре. Весь процесс эксперимента фиксировался на видеокамеру.

Наблюдение за игровым поведением детей в двух комнатах выявило существенные различия, обусловленные количеством доступных для игры предметов. В комнате с шестнадцатью предметами дети быстро переключали внимание с одной игрушки на другую, не успевая задействовать даже половину имеющихся в наличие игрушек. Были дети, которые за время эксперимента умудрились поиграть с пятнадцатью игрушками, но не было ни одного ребёнка, который при наличии в доступе такого количества игрушек остановился бы на игре только с одной или двумя.

В комнате с шестнадцатью предметами игры были не только быстрыми, но и однообразными. Дети хватали игрушку, быстро её осматривали, пробовали наиболее очевидные функции и отбрасывали в сторону, следуя за своим интересом к следующей игрушке. Сценарные игры с сюжетом и несколькими задействованными предметами практически не складывались. Кроме того, дети не проявляли интереса к исследованию самой комнаты, так как всё их внимание было захвачено игрушками.

В комнате с четырьмя предметами дети были вынуждены довольствоваться тем, что имели. Это придавало их играм особенные свойства: каждой игрушке уделялось много времени и внимания; дети тщательно исследовали функции игрушки, открывая не только уже имеющиеся в объекте свойства, но и придумывая свои, порой очень неожиданные способы игры; каждая игрушка использовалась в игре множеством разных способов, благодаря чему игра становилась замысловатой и вариативной; складывались долгие сценарные игры, в которых были задействованы все имеющиеся в наличии предметы одновременно; дети проявляли интерес не только к игрушкам, но и к окружающему пространству – стенам, полу, окнам, дверям комнаты.

Таким образом, исследователи пришли к выводу, что избыток доступных для игры предметов может не лучшим образом влиять на тренировку внимания детей, их креативность, любознательность, желание исследовать, открывать или придумывать новые грани окружающего мира. Такой вывод подкрепляется аналогичными исследованиями, показывающими, что работающй на фоне телевизор также отвлекает ребёнка от игры, нарушая развитие навыков фокусировки внимания.

Я полагаю, что помимо описанных в исследовании когнитивных навыков, таких как внимание, креативность и воображение, качество игры также влияет на социальные навыки ребёнка, ведь взаимодействуя с игрушками, ребёнок учиться создавать связи с объектами окружающего мира. Можем ли мы сделать далеко идущие выводы и предположить, что изобилие игрушек влияет на способность детей устанавливать и поддерживать социальные связи?

В комнате с шестнадцатью предметами у детей не было необходимости формировать долгосрочные связи с объектами – как только объект им надоедал, они переключались на что-то новенькое. Короткая и простая игра, когда ребёнок быстро осматривает игрушку и тут же отбрасывает её в сторону, формирует тип поверхностных связей с объектом, который должен обладать всё более броскими характеристиками, чтобы на большее время захватить внимание. При этом внимание остаётся пассивным – не сам ребёнок своим усилием направляет внимание на объект, а объект должен захватить внимание ребёнка своими характеристиками. Качество игры также остаётся в сильной зависимости от свойств объекта, а не от усилий ребёнка.

Едва ли это благоприятные условия для формирования такой черты характера как преданность, если человек приучается не выбирать, а захватываться и увлекаться объектом. Здесь же могут быть заложены предпосылки ожидания того, что именно качества объекта должны обеспечивать постоянство связи – если связь по каким-то причинам не устраивает, не увлекает, не развлекает, то объект отбрасывается. Вероятно, в современном социальном пространстве преобладает именно такой тип связей, построенных на попытках захвата внимания другого.

Напротив, в ситуации с ограниченным количеством объектов, дети учились поддерживать и развивать связь с объектом за счёт своих субъектных свойств – воображения, любознательности, способности экспериментировать. Даже уже изученный вдоль и поперёк объект продолжал оставаться востребованным за счёт придумывания новых сценариев игр, в которых этот объект мог быть задействован новыми способами. В этом случае развивается способность устанавливать с объектами такие связи, которые обуславливаются не прелестями объекта, а усилиями человека по созданию и поддержанию этой связи. Здесь как нельзя лучше подходит фраза «красота в глазах смотрящего» – способность человека познать или создать ценность и красоту любого объекта взаимодействия.

P.S.: Уже давно психологи призывают родителей перестать заваливать детей игрушками, подкрепляя свои рекомендации всё новыми и новыми исследованиями. Но никакие призывы не подействуют, если ребёнок и всё, что с ним связано, являются средством успокоения тревоги и чувства вины родителей, которые чувствуют себя хоть чуточку более хорошими, когда покупают своему чаду очередную безделушку.

Carly Dauch, Michelle Imwalle, Brooke Ocasio, Alexia E.Metz. The influence of the number of toys in the environment on toddlers’ play. Infant Behavior and Development. Volume 50, February 2018, Pages 78-87.

Реклама

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитической ориентации
Запись опубликована в рубрике Исследования, Психология семьи, Психопатология обыденной жизни. Добавьте в закладки постоянную ссылку.