О чём говорят мужчины: спортсмены рассказывают о психотерапии и почему это важно для всех мужчин

Как практикующий психолог я часто наблюдаю следующую картину. На приём приходит мужчина в состоянии полного эмоционального истощения: его мысли заплетаются, он торопливо рассказывает, перескакивая с одной темы на другую, если его не останавливать, может говорить часами, но так и не сформулировать свой запрос; он сбивчиво рассказывает об участившихся проблемах со здоровьем (сердце, удушье, головокружения, панические атаки); проблемы в межличностных отношениях (уже случившийся или только назревающий развод, непонимание и ссоры с женщинами, желание всё бросить, уйти и начать сначала); проблемы на работе (резкая потеря источника дохода, конфликты с начальством, потеря крупной суммы денег и т.д.).  При этом критическая масса проблем возникла «внезапно», хуже себя чувствует «в последнее время», а раньше всё было отлично и вообще «такого никогда не было». Очень опасается, что психолог затащит его в долгосрочные дебри «пережёвывания прошлого» и «копания в себе».

Я довольно быстро понимаю, что кажущийся внезапным кризис имеет глубоко разросшиеся корни, но ввиду плачевного состояния клиента осуществляю кризисные интервенции, чтобы стабилизировать состояние и начать разбираться в сути проблемы. Реакция следует незамедлительно: «Психотерапия сработала, мне стало лучше, больше не надо, я пошёл». Я пытаюсь объяснить, что психотерапия не сработала, а подействовала – как антибиотик, но инфекция всё ещё гуляет в организме, только затаилась до первой возможности, чтобы вновь начать своё разрушительное действие. Но мужчина всё равно уходит из страха за свою итак уже изрядно потрёпанную мужскую идентичность.

В нашем обществе  прочно закреплены предубеждения о том, что для мужчины обращаться за помощью – это стыдно и унизительно, а к психологам обращаются только неудачники и слабаки. Эти предубеждения существуют даже среди самих психологов, как среди женщин, так и среди мужчин. Вот почему так важно, что всё больше знаменитых людей публично обсуждают вопросы психического здоровья, рассказывают о своих психиатрических диагнозах и опыте психотерапии. Среди них принц Гарри, Эмма Стоун, Дженифер Энистон и даже Папа Римский.

Особенно важно, на мой взгляд, что о психотерапии заговорили выдающиеся спортсмены. Баскетболисты Кевин Лав и Демар Дерозан, чемпион мира в плаванье Майкл Фелпс и рестлер Джонсон Дуэйн Скала являются эталонными образцами мужественности, и вместе с тем они не боятся признавать у себя наличие психологических проблем и обращаться за помощью к психологам.

23-кратный олимпийский чемпион в плаванье Майкл Фелпс о суицидальной депрессии

На первый взгляд многократный мировой рекордсмен в плаванье Майкл Фелпс обладает всем необходимым для счастья: выдающиеся достижения в спорте, брак с королевой красоты «Мисс Калифорния-2010» Николь Джонсон, маленький сынишка и второй ребёнок «на подходе». Но в декабре 2017 года Майкл признался, что периодически страдает от депрессии. Последний приступ случился с ним в 2014-ом году. Незадолго до этого его арестовали за вождение в нетрезвом виде и отстранили от соревнований на шесть месяцев. Узнав об отстранении, он четыре дня не выходил из своей спальни.

Майкл считает, что неслучайно оказался в такой ситуации – всё это итог многих и многих лет жизни, когда он просто подавлял в себе любые негативные эмоции, так что, в конце концов, он перестал что-либо чувствовать и просто не хотел жить. Всё же Майкл нашёл в себе силы обратиться за помощью и признался, что с тех пор как он принял решение открыто говорить о своих чувствах, ему стало намного легче жить и получать удовольствие от жизни. Кроме того, будучи отцом двоих детей, он хочет показать им, что это не стыдно и не страшно – обсуждать свои психологические проблемы.

Баскетболист Демар Дерозан: мы всего лишь люди

Профессиональный баскетболист двадцативосьмилетний Демар Дерозан написал в своём твиттере о периодических приступах депрессии и тревоги: «В конце концов, все мы люди. Вот почему я смотрю на каждого человека, с которым сталкиваюсь, одинаково. Мне все равно, кто ты такой. Вы можете быть самым маленьким человеком на улице, или вы можете быть самым большим человеком в мире, я буду относиться ко всем одинаково, с уважением…. Моя мама всегда говорила мне: никогда не смейся ни над кем, потому что никогда не знаешь, через что проходит этот человек. С тех пор, как я был ребёнком, я никогда этого не делал. Мне все равно, какой у тебя вес, рост, внешний вид, национальность, я ко всем отношусь одинаково. Ведь никогда не знаешь…. У меня были друзья, которые, как я думал, были в полном порядке, а потом я узнавал, что они наркоманы и не помнят вчерашний день. Я никогда не пил в своей жизни, ведь я вырос, видя вокруг спивающихся людей, стремящихся отрешиться от своих проблем».

Чемпион мира по баскетболу Кевин Лав о панической атаке

Кевин Лав поведал миру о том, что он посещает психотерапевта после панической атаки,  случившейся с ним прямо во время игры:

«Это кардинально изменило мои представления о психическом здоровье. Я никогда особо не стремился делиться с кем-то своими чувствами. Дожив до двадцати девяти лет, я чувствовал себя комфортно, только когда говорил про баскетбол и никогда о своём внутреннем мире.  И это казалось нормальным…. Так что до сих пор я думал, что психологические проблемы – это про кого угодно, но только не про меня. Я знал, что некоторые люди обращаются к психологам, но воспринимал это как форму слабости и думал, что раз я – успешный спортсмен, то мне это не грозит».

В ноябре 2017 года во время игры у Кевина случилась паническая атака. Накануне он плохо спал из-за переживаний по поводу проблем в семье, также он испытывал ответственность за неуспешный старт в сезоне. Кевин понял, что с ним что-то происходит почти с самого начала игры, однако провёл первую половину матча в обычном режиме. В третьей четверти матча тренер вывел его из игры, и, сев на скамью, Кевин почувствовал всё более и более учащающееся сердцебиение. Ему стало трудно дышать, всё вокруг начало вращаться, воздух ощущался как очень плотный и тяжёлый, во рту пересохло. Помощник тренера объяснял Кевину дальнейшую стратегию игры, Кевин кивал, но едва улавливал смысл долетающих до него слов, ему стало очень страшно, он понял, что не в состоянии, физически не в состоянии вернуться в игру, поэтому он покинул игровой зал.

«Я метался из комнаты в комнату, как будто пытался найти что-то, и надеялся, что моё сердце перестанет так отчаянно биться. Мне казалось, что я сейчас могу умереть».

Пытаясь восстановить дыхание, Кевин лёг на спину на пол в тренировочной комнате и очень смутно запомнил всё, что происходило в дальнейшем. Его отвезли в больницу, провели обследование и не обнаружили никаких физиологических нарушений. Два дня спустя Кевин уже играл в очередном матче и радовался, что никто не замечает происходящего с ним.  Постепенно дела стали налаживаться, но появилась тревога – а что, если кто-нибудь узнает о его приступе?

«Можете называть это предрассудками или неуверенностью в себе, но я беспокоился больше не о том, что у меня психологические проблемы, а о том, как мне об этом сказать. Мне не хотелось, чтобы люди начали сомневаться в моей надёжности. Это было продолжением тех правил игры, которые мы усваиваем с детства и которые диктуют нам как это – быть настоящим мужчиной».

Кевин стал посещать психотерапевта и первое, что он понял – за всё проведённое в баскетболе время он ни разу ни от кого не слышал о психологических трудностях, которые могут испытывать и на самом деле испытывают спортсмены. Страх раскрыть правду о своём состоянии во многом был связан с тем, что Кевин не хотел быть единственным игроком НБА, у которого есть проблемы с психикой.

«Когда я пришёл к психотерапевту, я был полон скептицизма. В действительности я готов был уйти в любой момент. Но он удивил меня, сказав, что, как ему кажется, баскетбол не является основной причиной панической атаки. И мы на самом деле говорили об очень многом. Я вдруг осознал, как многого я о себе не знал и даже не догадывался об этом».

Кевин продолжает посещать психотерапевта каждый раз, когда возвращается в город – это несколько раз в месяц. Одним из достижений терапии Кевин считает возвращение к теме утраты своей горячо любимой бабушки, которая умерла, когда он был начинающим игроком НБА и полностью сосредоточился на баскетболе. Кевин и не подозревал, что в нём до сих пор живут горечь утраты, сожаление по поводу того, что он мало времени проводил с ней в её последние годы жизни и не смог попрощаться должным образом. Тогда он говорил себе: «Будь мужиком, разберёшься с этим потом, сейчас главное – баскетбол».

Мужчины не плачут? Джонсон Дуэйн Скала о подростковой депрессии

Джонсон Дуэйн, известный в Голливуде также под псевдонимом Скала, рестлер и актёр, на счету которого десятки «зубодробительных» ролей в кассовых боевиках, в интервью британскому изданию рассказал, что когда ему было 15 лет, их семью выселили из дома, и его мать совершила попытку суицида. Джонсон спас её, но у него развилась депрессия на многие годы:

«Я постоянно плакал и дошёл до того, что вообще ничего не хотел в этой жизни. Моя футбольная карьера тогда рухнула из-за травмы, и я расстался с девушкой, что только усилило мою депрессию».

Недавно Джонсон написал в своём твиттере: «Депрессия – это не преступление. Мне понадобилось много лет, чтобы осознать это и начать говорить. Парни, это касается всех нас, ведь мы постоянно всё держим в себе».

Баскетболист Метта Уорлд Пис о благодарности своему психологу

Рон Артест – профессиональный баскетболист, известный также под псевдонимом Метта Уорлд Пис (Metta World Peace), публично поблагодарил своего психолога после победы в финале Национальной Баскетбольной Лиги в 2010 году. В интервью телеканалу ESPN Рон рассказал о проблемах, которые вынудили его обратиться за помощью, так как его карьера находилась под угрозой из-за его импульсивного поведения.

«Я вырос, играя в баскетбол, и я слишком много личного выносил на площадку. Я хорошо выступал, но иногда перегибал палку, вёл себя агрессивно, конкурировал со своими же напарниками, и тренерам приходилось отправлять меня на скамейку запасных. Я желал победы своей команде, но не мог ничего с собой сделать. Поэтому я решил, что мне нужно поработать с психологом».

Психотерапия помогла Рону научиться фокусироваться на цели, быть частью команды, а также понимать природу своей агрессии. Будучи выходцем из неблагополучной семьи, Рон вёл себя на баскетбольной площадке как на улице – вызывающе, агрессивно, проявлял неуважение к судьям и другим игрокам. Часто его поведение было направлено на привлечение внимания к себе, а не на успех всей команды. Рон позиционировал себя как парня из гетто, которому наплевать на мнение окружающих, и он не собирается меняться. Как следствие, несмотря на очевидное мастерство, Рона часто подвергали критике и дисквалификациям за неспортивное поведение. Самый громкий скандал разгорелся в 2004 году, когда из-за драки Рон был отстранён от баскетбола на весь сезон, что стало самой продолжительной дисквалификацией в истории НБА.  Агрессивное поведение Рона было причиной не только его проблем в спорте, но и в личной жизни – в 2007 году он был арестован по обвинению в домашнем насилии.

«Я не боюсь совершенствовать себя духовно и эмоционально. Я не боюсь принять этот вызов. И я больше не боюсь делиться своими переживаниями, потому что знаю – я не один, каждый из нас о чём-то переживает. По-прежнему есть много вещей, которые мне нужно в себе улучшить. У меня характер уличного пацанчика, и когда я пришёл в НБА, я решил, что буду этим выделяться, стану самым трудным игроком на площадке, самым безбашенным баскетболистом на планете. И мне потребовалось довольно много времени, чтобы понять – это баскетбол, это игра, да, в ней может быть накал страстей, но это не улица, здесь нет наркодиллеров, нет парней с пушками, так что расслабься уже».

Футболист Брэндон Маршалл об участии в групповой психотерапии

Игрок команды «Чикаго Биарз» Брэндон Маршалл поделился своим опытом групповой психотерапии, которую он начал проходить, когда ему  поставили диагноз пограничное расстройство личности. До этого Маршалл периодически страдал от эпизодов глубокой депрессии, но он всегда объяснял своё эмоциональное состояние проблемами в спорте. Однако в 2010 году он подписал контракт на пятьдесят миллионов долларов и считал, что его дела продвигаются лучше, чем когда-либо. Он женат на потрясающе красивой женщине, и, тем не менее, находился в депрессии. Ни с кем не разговаривал, никого не хотел видеть, пока его друзья и члены семьи не настояли на том, чтобы он обратился за помощью.

«На терапии мы сидели кругом и рассказывали о своих чувствах по поводу всего происходящего в нашей жизни. У женщины справа от меня были обмотаны руки, потому что несколько дней до этого она нанесла себе увечья. Другая девушка рассказывала о своей попытке самоубийства. Я сидел просто в шоке! Каждый из членов группы рассказывал по очереди свою историю. Там был брокер, социальных работник, студент – более-менее обычные люди, не с такими серьёзными проблемами как у этих двух дамочек, но у каждого из них определённо была своя личная драма.  И я такой – футбольный мачо, слушаю, как люди говорят о своих чувствах, и не могу выдавить из себя ни слова».

В профессиональной жизни Маршалл известен как надёжный игрок, способный оказаться в нужное время в нужном месте, чтобы принять мяч. Тогда как в личной жизни – он ходячая катастрофа, и его жизнь похожа на спираль неконтролируемых поступков, приводящих к непредсказуемым последствиям. Сейчас он всё тот же человек с теми же эмоциональными проблемами, но благодаря психотерапии он научился лучше понимать свои эмоциональные состояния и лучше справляться с перепадами настроения без разрушительных последствий.

«Это чрезвычайно трудный, но очень плодотворный опыт, который изменил мою жизнь…. Сегодня футбол является для меня средством, а не целью, способом показать как можно большему числу людей, что психическое расстройство – это не приговор, что просить помощи – это нормально».

Во время психотерапии Маршалл написал стихотворение:

Моя боль и печаль дают мне силу.

Но сила разрушает мой разум, тело и душу.

Всю свою жизнь я был загнан,

Но не человеком и не в клетку,

А собственными эмоциями

В место, которое можно описать одним словом –

Ад.

Боль превращается в рост и покой,

Только если  найти её истоки.

Реклама

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитической ориентации
Запись опубликована в рубрике Депрессия, Интервью, Панические атаки, Персоналии, Помощь психолога, Психиатрия, Психологическая травма, кризис, Психология и жизнь, Фобии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.