Психосоматическая теория специфического конфликта и её профанации

Довольно часто мне приходится сталкиваться с упрощённым до примитивизма пониманием психосоматики как «превращения» какой-либо эмоции в соматическое заболевание или симптом. Апофеозом этой профанации являются многочисленные картинки и таблицы с объяснениями того, какой орган за какую эмоцию «отвечает». По уровню правдоподобия эти таблицы и рисунки аналогичны сонникам и гороскопам, предлагающим упрощённые схематичные толкования на основании даже не закономерностей, а фантазий и ассоциаций. Верность такого толкования стремится не то чтобы к нулю, но к некоей вероятности – может попасть в цель, а может и нет. Также как понимание глубинного символизма сновидения возможно лишь через исследование его индивидуальных значений, также и соматическое заболевание имеет исключительно индивидуальную эмоциональную историю и не поддаётся никаким схематическим интерпретациям.

ris-bolezni-psikh

В любом случае, даже если удаётся расшифровать какой комплекс эмоций стоит за тем или иным соматическим симптомом, это не гарантирует исчезновения данного симптома, так как в основе психосоматического заболевания лежат не эмоции, а  способ обращения со сложными переживания, которые по какой-то причине получают не психологическое, а соматическое выражение. Соответственно, психотерапевтическая работа строится не только и не столько вокруг толкования симптомов, сколько вокруг создания условий для развития психологических способов переживания, то есть для десоматизации.

Однако, я могу представить, откуда растут корни подобных упрощений и схем. З. Фрейд в исследовании истерии указал на то, что соматические симптомы пациентов представляют собой инсценирование подавленных переживаний. Эта блестящая сама по себе идея об особом языке тела породила в дальнейшем множество весьма сомнительных спекуляций. Сам же Фрейд был медиком и достаточно чётко различал конверсионные симптомы, которые действительно имеют символику,  от симптомов актуальных заболеваний, которые никакой символики не имеют.

В дальнейшем большой вклад в развитие психосоматической медицины внёс немецкий психоаналитик Франц Александер, эмигрировавший в Америку и руководивший там Чикагским институтом психоанализа. Исследования Александера показали, что существуют связи расстройств вегетативных функций не с внешними условиями, а со специфическими эмоциональными состояниями. Это позволило разработать гипотезу специфических конфликтов, согласно которой определённые эмоциональные конфликты способны влиять на определённые органы тела и их группы. Так, подавленный гнев может провоцировать сбои в сердечно-сосудистой системе, что приводит к повышению давления; нарушения желудочно-кишечной деятельности связаны с нехваткой эмоциональной поддержки и неудовлетворённой потребности в зависимости от другого и т.д. [1].

1176789-7

В 1934 году Александер предложил схему классификации эмоциональных реакций, основанную на психоаналитической теории развития, согласно которой психика человека в своём развитии проходит три стадии — 1) поглощения, 2) накопления, удерживания и отбрасывания, 3) конфликта. В психологическом плане эти процессы выражаются в стремлениях брать, потреблять, сохранять, уничтожать, конкурировать и т.д. Все эти психологические тенденции так или иначе коррелируют с соматическими проявлениями: так у человека с язвой желудка преобладает тенденция к потреблению, у больного колитом — тенденция к уничтожению, при запорах — тенденция к накапливанию и т. п. Все описанные тенденции могут проявляться как конструктивным — в стремлении к заботе, сохранению, поддержке, защите, так и деструктивным образом — в садистических атаках, ненасытных требованиях, агрессивной конкуренции. Соматическое заболевание представляется формой деструктивного проявления описанных тенденций.

В результате такой классификации и появилась классическая «Чикагская семёрка» психосоматозов: в неё вошли бронхиальная астма, ревматоидный артрит, язвенный колит, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, эссенциальная гипертония, гипертиреоз и нейродермит (эндогенная экзема). Все перечисленные заболевания хорошо изучены  и признаются клиницистами как психосоматозы. Однако, дальнейшие исследования не подтвердили существования специфических конфликтных ситуаций для всех или даже для большинства пациентов той или иной нозологической группы — равно как и тезиса, согласно которому каждому эмоциональному переживанию соответствует определённая органическая реакция или синдром. В связи с этим гипотеза специфического конфлитка как причины психосоматических заболеваний утратила научную актуальность.

11133859_1611830322400211_7836912636638264583_o

Одна из современных гипотез происхождения психосоматических заболеваний предполагает, что возникновению психосоматических симптомов предшествуют реальное или фантазийное переживание потери объекта привязанности и связанные с угрозой идентичности жизненные кризисы (увольнение с работы, переезд на новое место жительство, уход в армию и т.д.) [2]. То есть психосоматическое заболевание развивается в ответ на угрозу нарциссизму, поэтому люди с выраженными нарциссическими чертами чаще других бывают подвержены психосоматическим заболеваниям. Парижская психосоматическая школа развивает положение о том, что психосоматика представляет собой особый тип функционирования личности, для которой характерно обеднение психической сферы и связанное с этим увеличение нагрузки на телесную сферу, что может приводить к перегрузке соматического и возникновению соматических симптомов, которые никакой символики в себе не несут. А вот аргентинская школа психоанализа, напротив, считает, что абсолютно все заболевания являются психосоматическими и все заболевания, включая раковые и аутоиммунные, имеют свой психический смысл.

Как видим, психосоматика до сих пор представляет собой очень дискуссионное поле с огромным количеством нерешённых проблем. Но вот теория о том, что какие-то органы связаны с какими-то определёнными эмоциями на сегодняшний день считается устаревшей и не соответствующей действительности. Грубыми и неоправданными упрощениями являются заявления о том, что у кого-то болит горло, потому что он «проглотил обиду» и т.д. Существуют заболевания с достаточно чётко установленными психосоматическим основаниями – это так называемая «Чикагская семёрка» психосоматозов: бронхиальная астма, ревматоидный артрит, язвенный колит, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, эссенциальная гипертония, гипертиреоз и нейродермит (эндогенная экзема). Однако, любое заболевание может иметь психосоматическую природу, если его развитию предшествовал какой-либо личностный кризис, особенно, если у человека существует предрасположенность к соматизации.

Литературные источники:

  1. Александр Ф.Психосоматическая медицина. Принципы и практическое применение. /Пер. с англ. С. Могилевского. — М.:Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. — 352 с. (Серия «Психология без границ»).
  2. Рождественский Д. Homo Somaticus. Человек соматический. СПб: ИП Седова Е.Б., 2009. 264 с.
Реклама

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитической ориентации
Запись опубликована в рубрике Психоанализ, Психосоматика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.