Почему Фрейд до сих пор преследует нас? (к 75-летию со дня смерти Зигмунда Фрейда 23 сентября 1939 года)

Автор Michael S. Roth. Why Freud Still Haunts Us

freud_001Для тех из нас, кто склонен праздновать юбилеи, это был урожайный год. Ровно сто лет назад началась Первая Мировая война, 70 лет со дня Высадки в Нормандии и 50-летие нескольких значимых событий в истории борьбы за гражданские права в Соединённых Штатах Америки. А ещё 23 сентября исполнилось 75 лет со дня смерти Зигмунда Фрейда.

Спрашивается, какое нам до этого дело? Во многих отношениях Фрейд кажется человеком из другого времени. Сегодня мы знаем намного больше. Психотропные препараты – это большой бизнес, они выписываются непрерывно растущему числу  «обеспокоенных» пока психоанализ и психодинамическая психотерапия становятся всё большей редкостью. И потом, все эти стыдные вещи о сексе и пенисах, о неизбежной агрессивности и вине. И матерях. Всё это принадлежит другой эпохе, не так ли?В конце концов, сегодня мы знаем, что женщины равны мужчинам, даже если мы в недоумении скребём затылки, когда пытаемся понять, как патриархат продолжает воспроизводиться из поколения в поколение, несмотря на все наши этические убеждения. И ещё сегодня мы знаем, что секс должен быть только по глубокому взаимному желанию, и что это полезно для здоровья, хотя иногда и не так безопасно, как хотелось бы.

Фрейд учил, что мы никогда не можем быть до конца уверены даже в собственных желаниях, не говоря уже о желаниях другого (вот почему мы создаём новые законы, которые регламентируют, что «да» на самом деле означает согласие). Он настойчиво утверждал, что сексуальные отношения существуют в сфере фантазий и поэтому очень редко когда являются безопасным пространством.

Фрейд всё ещё преследует нас. Он появляется в казалось бы самых неожиданных местах. Когда мы преуспели в медицине настолько, чтобы выпихнуть его фирменное «лечение разговором», такое неудобное для страховых и фармацевтических компаний, он начал появляться в гуманитарных образовательных программах, театре, романах, на телевидении.  Поколение назад он был оживлён шутками Вуди Алена, совсем недавно мы могли встретить его в «Клане Сопрано», а сегодня он  повсеместно в «Безумцах».

И когда, казалось бы, мы уже готовы были распрощаться (со смехом) с ним и с его перегруженным теоретическим жаргоном литературным и научным наследием, ностальгический  гул поднялся от  профессионального психиатрического сообщества, недовольного бесконтрольным применением медикаментов, отказами оплачивать психиатрическое лечение по страховке и  требованиями осмысленности среди пациентов.

5FbbzFg_MnMВозможно, Фрейд и был мёртв все эти 75 лет, но, несмотря на это, он всё ещё здесь, среди нас. Как сам старик писал в «Психопатологии обыденной жизни»:  «Когда кто‑нибудь из моих домашних жалуется, что прикусил себе язык, прищемил палец и т.д., то вместо того, чтобы проявить ожидаемое участие, я спрашиваю: зачем ты это сделал? Однако я сам прищемил себе очень больно палец, когда некий молодой пациент выразил у меня на приеме намерение (которого, конечно, нельзя было принять всерьез) жениться на моей старшей дочери, в то время как я знал, что она как раз находится в санатории, и её жизни угрожает величайшая опасность».

Фрейд прищемил себе палец, а мы прикусываем наши языки в поисках сочувствия. В истории о том, как нас достают наши друзья, жёны или братья и сёстры, слишком уж оскорбительно услышать в ответ, например: «А что вы в действительности получаете от этого?», в смысле – что вы получаете, будучи обиженным? Какое ваше желание проявляется в вашей травме или рассказе о травме? Можем ли мы верить в то, что такой вопрос это всегда лишь несправедливое обвинение жертвы?

Вопросы о том, чьи желания удовлетворяются, разворачиваются от политического к личному (и обратно). Что стоит за удовлетворением желания начать войну с терроризмом? Почему полицейские департаменты в маленьких городах хотят иметь большие танки? Почему некоторые натуралы так злятся на геев, решивших вступить в брак? Эти вопросы рассчитаны на поверхностные ответы (мы все слышали их много раз), которые  не станут мощными стимулирующими факторами. Когда задаются фрейдистские вопросы, мы испытываем тревогу, ведь мы знаем, что ответы будут связаны с нашими желаниями, о которых мы не догадываемся или ощущаем их как постыдные.

Ответ на вопрос «Что в действительности вы получаете от Х?» всегда будет описывать некую амбивалентность. Термин «амбивалентность»  появился в психиатрии для описания очень сильных эмоций, противоположных по своему качеству, но появляющихся одновременно и способных создавать внутренние конфликты. Сильная любовь, например, всегда имеет примесь агрессии. Когда сестра спрашивает Тони Сопрано: «Откуда в тебе столько ненависти ко мне?», мы должны понимать, что эта ненависть оттуда же, откуда и любовь к ней. Любовь не может быть удовлетворена без агрессии, а глубокая неприязнь всегда, так или иначе, сопряжена с желанием. Эти элементы не могут быть отделены один от другого, так же как питание не может быть отделено от пищеварения. В представлении Фрейда нет возможности в полной мере и устойчиво поддерживать удовлетворение, потому что желания противоречивы, даже те, которые стремятся к одному и тому же объекту.

582800_367005860018788_1420778110_nЧто мы делаем с этими конфликтами? Мы пытаемся забыть о них. Неудовлетворённое желание ранит, и поэтому, чтобы вернуть к работе (и к любви) мы подавляем его.  Неудовлетворённость и вытеснение неудовлетворённости были основной темой размышлений Фрейда. В 1890-ом году он попытался понять феномен удовольствия, вытеснения и забывания на неврологическом уровне. Затем он стал обращать внимание на то, как в замаскированном виде мы выражаем наши противоречивые потребности – в физических симптомах, ошибках, обмолвках, шутках и, конечно же, снах. И это стало началом психоанализа.

Фрейд продолжает оставаться актуальным, потому что он дал ответ на вопрос, почему так сложно рассказать свою историю, почему так сложно получить доступ к себе самому.  Он назвал вытеснение краеугольным камнем всех своих исследований, и это понимание легло в основу его манеры задавать вопросы. Но сколько бы вопросов мы не задавали, мы никогда не приблизимся к самому основанию своих собственных побуждений, не говоря уж о других людях.  Что-то всегда будет оставаться вытесненным.

Зигмунд стал фрейдистом, когда создал описательную модель того, как наши поступки и слова опосредованно выражают конфликты наших желаний, о которых мы даже не догадывались. Конфликты желаний никогда не исчезали из нас, а становились топливом для нашей личностной истории.  Осмысление этих конфликтов, понимание наших желаний, подумал Фрейд, даст нам возможность наделить нашу историю – свою собственную историю – смыслом.

Мы не утверждаем, что возможно говорить о полном преодолении наших вытеснений, так как согласно Фрейду вытеснение – это неизбежный психический механизм. Это означает нечто большее, чем обеспечение психотерапевтов занятостью по полной программе. Это означает упорство в нашей неспособности даже представить, как вытеснение выражает в себе наши же желания. Если бы Фрейд больше не преследовал нас, нам стоило бы волноваться о том, что мы просто вытеснили его самого или его послание. Такое беспокойство приняло бы форму навязчивости. Как говорится, он выбрал орла, а мы проиграли решку.

10471196_719530494780158_95296888569984575_nФрейд признавал, что мы животные, которые проявляют свою биологическую основу через память и речь. Психоанализ стал специальным способом проговаривания и получения через речь доступа к конфликту наших желаний. Психоанализ это вовсе не метод для обнаружения своей истинной, правдивой истории; это совместная работа, которая позволяет переписать прошлое так, чтобы с ним можно было жить.  Потребность осуществить такое переписывание и вместе с тем невозможность окончательно переписать историю, обеспечили постоянное присутствие Фрейда в нашей культуре. Семьдесят пять лет спустя после смерти Фрейда, мы можем, наконец, спросить, как мы поступаем с со своей историей, как мы справляемся с её осмыслением? Ну, у нас есть теперь культурно одобряемая фармакология…

Глубина и амбивалентность наших желаний породили массовые попытки контролировать их, и от этого контроля желания порой разгорались ещё жарче. Мы можем обнаружить, что медикаментозные препараты создают желания куда более сильные, чем те, от которых они предположительно должны были нас защищать. Какое удовольствие мы получаем, запрещая удовольствие? Чувство вины возникает в любом случае, а наказание приносит удовлетворение. Фрейд предположил, что больше не существует никакого удовольствия в нашей культуре, не говоря уж о счастье, потому что человек сам делает себя настолько жалким, создаёт такое общество, которое под видом заботы об уменьшении страданий, плодит всё большие и большие несчастья. Признавая, что создавать для себя несчастья доставляет нам удовольствие (возможно, одна из главных причин постоянного возвращения к Фрейду), психоанализ даёт возможность изменить цикл наших самонаказаний.

фрейд 5Несмотря на все привлекательные обещания и очаровательные устройства нейробиологии, наша простодушная психология остаётся верна Фрейду в самом фундаментальном смысле. Независимо от того, как сильно мы критикуем влияние психоанализа на нашу культуру, мы не в состоянии сделать так, чтобы Фрейд исчез из неё. Почти все наши представления о детском развитии, памяти, агрессии, сексуальности и множестве других, как правило, возникали либо как развитие наследия Фрейда, либо как оппозиция к его теориям.  И хотя сегодня его теоретические спекуляции, например о толкованиях сновидений, уже не вызывают ни шока, ни ажиотажа, Фрейд продолжает присутствовать в нашей культуре, потому что его стиль задавать вопросы отвечает нашей потребности в осмысленности.

Как прагматичный теоретик Фрейд понял, что мы сами конструируем свои смыслы и создаём свои воспоминания так, чтобы меньше страдать и жить в настоящем полноценной жизнью. Как появление призрака на поминках, присутствие Фрейда может подорвать авторитет общепринятых способов познания мира, которые до сих пор имеют неразрывную связь с прошлым.

Если нам интересно только то, откуда мы произошли и как работает наша нервная система, а не то, как мы осмысляем нашу жизнь и наше прошлое, тогда Фрейд действительно исчезнет из нашей культуры. Но если мы будем продолжать рассматривать прошлое как важнейший источник осмысленности и направленности нашей жизни, то держу пари, мы будем продолжать спрашивать и пытаться найти ответы  на настойчивые вопросы о том, что мы есть и чего хотим.

Автор статьи Michael S. Roth — президент Wesleyan University и автор совсем недавно вышедших работ «За пределами университета: почему либеральное образование загнивает» (Yale University Press, 2014) и «Память, травма, истории: очерки о жизни в прошлом» (Columbia University Press, 2011).

P.S.: Лучшим подтверждением основной мысли статьи являются комментарии к ней, которые я перевела и привожу ниже. Просто удивительно, какие жаркие споры всегда разгораются при одном только упоминании имени Фрейда и психоанализа. Видимо Фрейд действительно до сих пор преследует нас. Или мы его.

фрейд 2Unemployed_Northeastern: Мне кажется, что Гарольд Блум высказался по этому поводу лучше всех, когда сказал, что очень многое можно было бы почерпнуть из шекспировского прочтения Фрейда и ничего из фрейдовского прочтения Шекспира.  Вообще я не специалист в этой теме, но «Толкование сновидений»  это самая смешная книга, которую я когда-либо вообще читал. Некоторые умственные спекуляции, которые предпринимает Фрейд, чтобы связать механизм сновидений всех людей со своими собственными сексуальными проблемами и навязчивыми идеями, просто притянуты за уши.

5768: Фрейд увидел связь между некоторыми точками фиксаций в своей жизни и был достаточно честен и смел, чтобы написать об этом. Пусть мир знает о своих снах и ассоциациях, и пусть критикует Фрейда за эту информацию. Я хочу сказать, что Фрейд в одиночку пошёл дальше, чем большинство людей, которые слишком трусливы, чтобы что-то узнать и понять о себе, а потому продолжают защищаться.

Hypatia: Автор пишет: «В конце концов, сегодня мы знаем, что женщины равны мужчинам, даже если мы в недоумении скребём затылки, когда пытаемся понять, как патриархат продолжает воспроизводиться поколение за поколением, несмотря на все наши этические убеждения».  То есть скрытый смысл видимо в том, что женщины всё-таки не равны (не должны быть равны) мужчинам. А следуя логике всей статьи женщины ещё к тому же и должны сделать для себя вывод о том, почему они становятся жертвами женоненавистничества и сексизма? Может женщинам просто нравится быть угнетаемыми? Спасибо, очень полезно.

Spflores: Великолепная, остроумная статья. В конце своей работы «К вопросу о дилетантском анализе» Фрейд пишет: «здесь (в Вене) аналитическое развитие, наверное, зачахнет из-за ранней травмы запрета… то, что действительно важно, внутренние возможности развития психоанализа, все же нельзя ухватить предписаниями и запретами».

Kathrynadams: На мой взгляд, ключевая мысль, которую следует отметить – это влияние Фрейда, которое вездесуще и осуществляется опосредованно через его более поздних последователей, построивших свои системы на оригинальных идеях Фрейда, таких как бессознательное (соответственно и  таких понятиях как латентное и манифестное содержание или смысл), лечение разговором, важность инфантильных переживаний (сексуальных, да, но и не только), стадиальность человеческого развития, и этот список можно продолжить. Отрицать влияние Фрейда только потому, что некоторые его идеи устарели, кажутся старомодными или женоненавистническими, значит упускать тот момент, что основные идеи Фрейда до сих пор актуальны в обновлённом формате в рамках современной культуры, и не важно, осознают это люди или нет.

Schlomo Weinberger: Внутри своего закрытого клуба психоаналитиков Фрейд был в высшей степени авторитарен и не терпел никакого инакомыслия. Он хотел быть уверен в том, что те, кто сменят его, будут тщательно следовать партийной линии.

Navydad: Фрейд ошибался почти во всём, есть множество причин, почему большинство психологов игнорируют его. Единственная действительно интересная вещь, касающаяся его теорий, так это почему так много людей в гуманитарных науках тратят на него время?

Реклама

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитической ориентации
Запись опубликована в рубрике Психоанализ, События. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s