Посттравматический рост: введение и обзор

Перевод статьи Aaron Jarden. Posttraumatic growth: an introduction and review//Journal New Zealand College of Clinical Psychologists, Autumn, 2009.

Фрида Кало, Сломанная колонна

Каждый клиницист может с достаточной долей глубины и достоверности описать негативные эмоциональные последствия психической травмы, так как постоянно сталкивается с её пугающими и сбивающими с толку последствиями. Десятилетиями исследователи фокусировались на разрушительных последствиях стресса, и этот подход был чрезвычайно плодотворен. Однако, что мы можем сказать о положительных аспектах травмирующих переживаний? Слышали ли вы о концепции «посттравматического роста»? Посттравматический рост – это переживание позитивных изменений в результате столкновения со сложными жизненными кризисами  (Tedeschi  &  Calhoun,  2004,  p.  1). Концепция посттравматического роста является новой областью, которой занимается позитивная психология.Хотя данные исследования только начинают появляться, в число жизненных кризисов, приводящих к посттравматическому росту, уже относят: раковые заболевания, болезни сердца, ВИЧ, изнасилования, преступные нападения и военные столкновения, параличи, бесплодие, тяжёлые личные утраты, утрату жилища в результате пожаров и других стихийных бедствий, землетрясения, авиакатастрофы. Литературные источники позволяют выделить три  направления позитивных изменений, которые происходят в результате жизненных кризисов, и эти направления скорее могут быть описаны, как направления роста, а не в традиционных для кризисной психологии терминах само-эффективности и внутреннего локус-контроля. Первое направление описывает мобилизацию  скрытых возможностей личности, которые изменяют самоощущение и  делают человека более стойким перед лицом настоящих и будущих жизненным драм. Второе направление изменений указывает на то, что травма укрепляет значимые взаимоотношения. Третье направление можно назвать экзистенциальным, так как оно затрагивает изменения в жизненной философии человека, его приоритеты относительно настоящего, будущего и т.д.

Ниже представлены краткие цитаты из статей, с которыми вы можете ознакомиться прежде, чем перейти к непосредственному изучению концепции посттравматического роста. Наше введение мы начнём с основополагающей  статьи Тедеши и Кэлхоун (Tedeschi  and Calhoun, 2004 г), в которой эти авторы первыми заговорили о посттравматическом росте.  Затем прочитайте статью Джозефа и Линлей (Joseph  & Linley, 2006), в которой описывается концепция посттравматического роста с точки зрения применения в клинической теории и практике. Наконец, обратите внимание на статью Петерсона с соавторами (Peterson  et  al, 2008), являющуюся образцом новейших исследований в области посттравматического роста.

Ницше превосходно заметил: «То, что меня не убивает – делает  меня сильнее», и последние исследования доказывают, что, вероятно, он был прав. И хотя Ницше умер в безумии, он, возможно, был сильнее многих.

Посттравматический рост: концептуальные основы и эмпирические данные.

Tedeschi,  R.  G.,  &  Calhoun,  L.  G.  (2004).  Posttraumatic  growth:  Conceptual  foundations and empirical evidence.  Psychological Inquiry, 15, 2004, 1-18.

St. Sebastian. c. 1577-1578

В этой статье описываются концептуальные основы  посттравматического роста,  и подкрепляющие их  эмпирические данные.  Посттравматический рост – это опыт позитивных изменений, происходящих с человеком в результате столкновения со сложными жизненными кризисами. Посттравматический рост проявляется различными путями: осознание ценности жизни, укрепление межличностных отношений, возросшее ощущение собственной силы, трансформация жизненных приоритетов, обогащение духовной и экзистенциальной составляющих жизни. И хотя сам термин является новым, идея о том, что великое благо происходит от великого страдания отнюдь не нова. Мы предлагаем модель для понимания процесса посттравматического роста, в котором важную роль играют личные особенности, поддержка со стороны и раскрытие внутренних ресурсов, а центральное место отводится когнитивным процессам и структурам, которые оценивают событие либо  как угрожающее, либо как нейтральное.  Модель также описывает то, как процессы посттравматического роста соотносятся с жизненной мудростью человека, обогащают его жизненное повествование (нарративы). Таким образом, мы видим посттравматический рост как непрерывный процесс, а  не как статический результат травмы.

1. Мы пришли к выводу, что отчётов о переживании роста после травматических событий численно больше, чем отчётов о психических нарушениях.

2. Это не означает того, что широко распространённое мнение  будто травма приводит к психическим нарушениям, должно быть заменено на мнение о том, что травма обязательно приводит к посттравматическому росту. Скорее разрушительные личностные переживания одновременно сосуществуют с процессами роста.

3. Разнообразие тяжёлых жизненных ситуаций, в которых оказывается человек и высокая индивидуальность тех проявлений, реакций и изменений, которые они провоцируют довольно часто  можно рассматривать в контексте позитивных изменений. Это наблюдение было сделано совсем недавно, и нам пока мало что известно об этом процессе, его дополнительных условиях и последствиях.

4. Посттравматический рост – это не просто возвращение к прежнему уровню функционирования после травмы, для некоторых людей этот процесс становится опытом глубокого самосовершенствования.

5. Концепция посттравматического роста предполагает качественные изменения и трансформацию личности, в отличие от концепций личностной стойкости, обретения новых смыслов, оптимизма и выносливости.

6. Концепция посттравматического роста подразумевает наличие некоего набора укоренившихся схем, которые претерпевают значительные изменения в результате травмы.

7. Однако было бы неверно рассматривать рост как прямой результат травмы.  Посттравматический рост происходит  в результате совладания человека с новой посттравматической реальностью, и во многом определяется затраченными на совладание усилиями.

8. Также мы заметили, что посттравматический рост не является самоцелью для людей, борющихся с трудными жизненными обстоятельствами, и часто является неожиданным результатом даже для них самих.

Рост после несчастья: теоретические перспективы и последствия для клинической практики.

Joseph,  S.,  &  Linley,  P.  A.  (2006).  Growth  following  adversity:  Theoretical  perspectives  and  implications  for  clinical  practice. Clinical  Psychology Review, 26, 1041-1053.

Old Man in Sorrow On the Threshold of Eternity

Целый ряд писателей и философов на протяжении всей человеческой истории утверждали, что через страдание можно постичь многое, эта идея является центральной для экзистенциально-гуманистической психологии. Однако лишь относительно недавно идея индивидуального посттравматического роста стала темой для научных теоретических и практических  исследований. В этой статье мы рассмотрим теоретические модели посттравматического роста и значение этих концепций для клинической практики. Можно отметить три главные теоретические перспективы: функционально-описательная модель, клиент-центрированное метатеоретическое описание и биопсихосоциальный эволюционный подход. Предположим, что эти три модели предлагают разные уровни анализа для одного и того же явления, и что возможна их дальнейшая интеграция. Так мы сможем рассмотреть последствия этой интеграции для клинической практики и выяснить роль терапии в достижении посттравматического роста.

1. В настоящее время доподлинно известно, что травматические события могут стать причиной личностного роста и позитивных изменений.

2. Пока существует мало психометрических исследований наглядно представляющих структуру посттравматического роста.

3. Большинство очевидных фактов на сегодняшний день указывают на то, что личностный рост происходит чаще всего именно после пережитых травм и несчастий.

4. Появляются документальные данные, в которых описываются взаимосвязи и предпосылки посттравматического роста, в частности такие значимые факторы, как стрессоустойчивость, индивидуальные особенности и выбор копин-стратегий, оптимизм, экстравертность и самоэффективность, позволяющие использовать внутренние духовные и эмоциональные ресурсы для совладания с травмой и дальнейшего роста. Также отмечается важность социальной поддержки.

5. Интерес к посттравматическому росту можно рассматривать как часть более широкого движения  позитивной психологии.

6. Результаты изучения посттравматического роста обещают получить широкое применение в практической деятельности психологов.

7. Внимание должно быть сфокусировано на помощи пациентам в развитии и перестройке когнитивных структур, в схемы которых должны вписаться значение и смыслы испытываемых страданий.

8. Учитывая, что пока исследования посттравматического роста находятся в зачаточном положении, ещё слишком рано с уверенностью и однозначностью говорить о терапевтических последствиях посттравматического роста и о том, каким образом можно способствовать такому росту, однако свершившимся фактом становится то, что целью терапевтического вмешательства становится именно рост, а не облегчение страданий, и это является значительным изменением в привычной парадигме.

9. Наличие посттравматического роста позволяет прогнозировать в долгосрочной перспективе лучшую эмоциональную адаптацию при последующих невзгодах и жизненных кризисах.

10. Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что помощь людям в осознании  посттравматического роста может служить терапевтическим проводником к помощи в совладании с невзгодами и болезнями.

11. Важнейший для клинических психологов вывод заключается в том, что известные нам способы облегчении посттравматических стрессовых расстройств не всегда способствуют посттравматическому росту, в действительности некоторые из существующих подходов терапии посттравматических стрессов могут даже препятствовать росту и связанным с ним процессам.

Сила характера и посттравматический рост.

Peterson,  C.,  Park,  N.,  Pole,  N.,  D’Andrea,  W.,  &  Seligman,  M.  E.  P.  (2008). Strengths of character and posttraumatic growth.  Journal of Traumatic Stress, 21, 214-217.

119

Как сила характера соотносится с личностным ростом после травмы? Ретроспективное веб-исследование 1739 взрослых испытуемых показало небольшие, но положительные взаимосвязи между числом потенциально травматических событий в жизни испытуемых и их когнитивной и личностной стойкостью.  Был сделан вывод о том, что личностный рост после травмы может укрепить характер.

1. Посттравматический рост рассматривается как позитивные психологические изменения, произошедшие с человеком после потенциально травматических событий: улучшаются взаимоотношения с другими людьми, открываются новые перспективы, жизнь приобретает большую ценность,  расширяются личностные возможности и происходит духовное развитие.

2. Феномен посттравматического роста остаётся спорным вопросом из-за проблем измерения.

3. Тем не менее, полученные результаты (о посттравматическом росте) важны из-за множества теорий, утверждающих, что травматические события оставляют неизгладимые шрамы в психике  человека.  Выявленная взаимосвязь стойкости характера и  воздействия потенциального травматического события добавляет к растущему числу литературы в этом поле свидетельство того, что люди сильнее, чем принято считать в существующих теориях.

Текст иллюстрирован: Фрида Кало «Сломанная колонна», 1944; Эль Греко «Св. Себастьян», 1577-1578; Ван Гог «На пороге вечности», 1889-1890; Сальвадор Дали «Отнятие от груди, питающей мебелью-кормом», 1934.
Реклама

Об авторе tolkoksana

Психолог-консультант психоаналитической ориентации
Запись опубликована в рубрике Психологическая травма, кризис. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s