Подготовка аналитика

IMG_0019Подготовка психоаналитика включает три этапа – теорию, собственный (тренинговый) анализ и практику под руководством более опытного наставника (супервизора). Фрейд в работе о «Дилетантском психоанализе», цитаты из которой я буду приводить ниже, прекрасно обосновал необходимость и важность каждого из этих трёх этапов психоаналитического образования,  а специалистов, практикующих психоанализ, но не прошедших соответствующую подготовку считал дилетантами.

«Подготовка к аналитической деятельности вовсе не так легка и проста, работа трудна, ответственность велика. Но кто прошел подобное обучение, сам проанализирован, постиг в психологии бессознательного то, чему сегодня можно научиться, разбирается в науке о сексуальной жизни и научился непростой технике психоанализа, искусству толкования, преодолению сопротивления и обращению с переносом, тот … пригоден к тому, чтобы заниматься лечением невротических расстройств».

Теоретическая подготовка аналитика

Теоретическая подготовка аналитика включает изучение следующих дисциплин: история психоаналитического движения, основы теории психоанализа, основы прикладного психоанализа, представления о психической травме, психосоматике и психологических защитах, теория психосексуального развития, толкование сновидений, теория объектных отношений, психоаналитическая теория характера, психоаналитическая диагностика, базовые психоаналитические техники работы с сопротивлением, переносом, контрпереносом и т.д.

Тренинговый анализ

Нужно отметить, что психоаналитические теории и конструкты в высшей степени абстрактны, их восприятие никак не ложится на наш повседневный опыт. Поэтому прочитать книги или послушать лекцию по психоанализу совершенно не достаточно для того, чтобы разобраться в том, что представляет собой психоаналитическое знание и как его применять на практике.

 «Когда мы даем теоретические уроки нашим ученикам в психоанализе, то можем наблюдать, сколь малое впечатление мы на них сперва производим. Они принимают аналитическое обучение с такой же прохладой, как и другие абстракции, которыми их кормили. Поэтому мы также требуем, чтобы каждый, кто хочет проводить анализ с другими, вначале сам подвергся анализу. И только в ходе собственного анализа, когда они на собственном теле — вернее на собственной душе — действительно испытывают процессы, утверждаемые анализом, они проникаются убеждениями, которыми в дальнейшем будут руководствоваться в качестве аналитиков».

IMG_0016Например, вы никогда не сможете понять концепцию сопротивления, пока не испытаете его на себе. Будучи студенткой психоаналитического института, я с недоверием слушала почти фантастические истории преподавателей, опытных аналитиков, о том, как у их клиентов проявляется сопротивление в терапии – в опозданиях, забываниях, задержках оплаты и других «случайностях». Я была уверена, что я настолько осознана и так хорошо прониклась психоаналитическими идеями, что со мной такого не может случиться никогда … пока не проспала первую сессию со своим обучающим аналитиком.

«Борьба со всеми этими сопротивлениями является нашей основной работой во время аналитического лечения, тогда как задача толкования, напротив, отступает на задний план. Однако благодаря этой борьбе и преодолению сопротивлений Я больного настолько меняется и усиливается, что мы можем не беспокоиться относительно его будущего поведения после того, как лечение будет окончено».

IMG_0013Собственный анализ ни в коем случае не стоит путать с самоанализом, так как это несопоставимые вещи. Эвристическую ценность и пользу самопознания нельзя переоценить, она огромна. Всё же большинство самых важных процессов в нас разворачивается в отношениях, в пространстве между мной и Другим, между анализантом и аналитиком. Но психоаналитик обычный человек со своими душевными процессами, своим бессознательным, своими вытеснениями и конфликтами. Собственный психоанализ необходим для того, чтобы личные особенности аналитика не вносили искажений в его работу.

«Если Вы приобрели известную самодисциплину и обладаете определенными знаниями, то на Ваши толкования не будут влиять Ваши личные качества, и они будут верными. Я не утверждаю, что для этой части задачи личность аналитика безразлична. Определенная тонкость слуха, которой не каждый владеет в одинаковой степени, имеет значение для бессознательного… И здесь, прежде всего для аналитика, возникает обязанность посредством глубокого собственного анализа сделать себя пригодным для непредвзятого восприятия аналитического материала».

Супервизии

В тренинговом анализе начинающий психоаналитик получает первые уроки психоаналитической техники, о которых он до этого только читал или слышал на лекциях. В дальнейшем он будет развивать эти навыки в собственной практике под руководством супервизора. Окажется, что психоанализ это не только красивые метафоры, остроумные интерпретации и головокружительные открытия, но это ещё и долгая, кропотливая и подчас рутинная работа.

«Вы совершите грубую ошибку, если, к примеру, в стремлении сократить время анализа обрушите на пациента свои толкования сразу после того, как их найдете. Этим, Вы вызовете у него проявления сопротивления, отвержения, негодования, но не достигнете того, чтобы его Я овладело вытесненным. Имеется предписание: ждать до тех пор, пока он не приблизится к нему настолько, что ему потребуется сделать лишь несколько шагов, руководствуясь толкованием, которое Вы ему предложили».

IMG_0007В процессе психотерапевтической работы формируется особое межличностное пространство, где реакции, ожидания, желания, фантазии и особенности поведения клиента вступают во взаимодействие с реакциями, ожиданиями, желаниями, фантазиями и особенностями поведения терапевта. Именно в этом пространстве будут происходить все самые важные терапевтические изменения, но будучи вовлечённым в этот процесс аналитик не всегда способен  уловить все его нюансы и коллизии. Поэтому он обращается за помощью к другому коллеге (супервизии или интервизии), не вовлечённому в эти отношения и способного дать объективную оценку происходящему. Таким образом, анализ разворачивающегося  переноса и контрпереноса – важнейшая функция супервизий.

«Требуется необычайная умелость в обращении с «переносом». Вы видите, что требования к аналитической технике здесь наиболее высоки. Тут можно совершить грубейшие ошибки или добиться самых больших успехов. Попытка избежать трудностей, подавив перенос или оставив его без внимания, была бы бессмысленной; как бы по-другому не поступали, это не заслуживало бы названия анализа».

Научная и исследовательская деятельность

В заключении хочется отметить особый аспект подготовки аналитика, который, как мне кажется, часто упускается из виду. Психоанализ зарождался и развивался как область научного знания, как не только терапевтическая, но и исследовательская практика. Ориентация на исследование, на процесс, а не на результат, это именно то, что отличает психоанализ от других видов психотерапий и что позволило ему внести такой огромный вклад в науку о душе – психологию.

«Я хочу только не допустить, чтобы терапия убила науку».

Фрейд прекрасно понимал, что помочь страдающему человеку можно только через понимание механизмов зарождения и развития его страданий, и потому настаивал на том, чтобы психоаналитики в своей работе стремились не только к терапевтическим целям, но и к расширению и углублению психоаналитической теории в частности, и знаний о психических процессах в целом.

Иллюстрации в тексте: Ralph Steadman «Sigmund Freud»
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s